Category: цветы

Category was added automatically. Read all entries about "цветы".

(no subject)

Суббота. Новые стихи.
***
Ну надо же так буковки сплести,
Чтоб получилось праздничное слово.
"Июнь", - скажу. И повторяю снова:
"Июнь, июнь. Ну как тебя спасти?"
Как сделать, чтобы щебет не умолк,
Чтоб день сиял, сирень не осыпалась,
Чтоб я всегда в июне просыпалась,
Когда струится бирюзовый шёлк?
Не надо нас, ей-богу, муштровать,
Да знаю я про здешние порядки.
Я знаю: надо мчаться без оглядки
Отсюда прочь. А тянет пировать
И праздновать, и что-нибудь справлять,
И с тем, что живы, близких поздравлять.

***
Зарянка на ветке, герань на опушке -
И всё это, Боже, твои почеркушки.
Пока размышлял Ты о чём-то своём,
Ты куст набросал, засинил окоём.
И в этом пейзаже, что зыбок, непрочен,
Ты нас набросал невзначай, между прочим,
Небрежно, легко, не очнувшись от грёз.
А мы это приняли слишком всерьёз.
И наши вполне настоящие слёзки
Следы на Твоём оставляют наброске.

ИЗ ПРЕЖНИХ СТИХОВ:

***
Сколько напора и силы, и страсти
В малой пичуге невидимой масти,
Что распевает, над миром вися.
Слушает песню вселенная вся.
Слушает песню певца-одиночки,
Ту, что поют, уменьшаясь до точки,
Ту, что поют на дыханье одном,
На языке, для поющих родном,
Ту, что живёт в голубом небосводе
И погибает в земном переводе.
1987

(no subject)

Воскресенье. Новые стихи

***
То ль весна – не весна,
Что-то нежное очень,
Чей шажок после сна
И пуглив, и непрочен.
И ткачихи небес
Ткут лишь ниточку, волос
Жизни, лёгкой на вес,
Что лишь пробует голос.
И за каждым мазком,
Что заря созидает,
Удивлённым глазком
Первоцвет наблюдает.
23.02.2020, Лондон

***
Цветут подснежники, фиалки.
Причём совсем не из-под палки.
Им очень нравится цвести.
И ты свой шанс не упусти
Под утро заново родиться
И, выйдя в свет, принарядиться.

***
Меж землёю и небом пространство намолено.
Всякой твари живой в нём селиться позволено:
Человеку, ромашке, букашке, жуку,
Тем, кто в норме, и тем, кто немного ку-ку.
Вот и мною владеет желание скромное
Отыскать в этом мире местечко укромное,
Из которого дивный откроется вид
На всё то, что вселенная скрыть норовит.

(no subject)

Суббота – новые стихи.
Книга о Геннадии Шпаликове

***
Ну не готова я к плохому
И не коплю на чёрный день.
Готова я совсем к другому -
К тому, что пляшут луч и тень
На майской вьющейся дорожке,
К тому, что новый день белей
Вчерашнего, и что серёжки
Летят с высоких тополей.
Ещё я маечку купила
Льняную, если вдруг жара,
И фумитокса накопила
На чёрный день для комара.

***
Может, если заглядеться
На цветущую сирень,
Никуда не сможет деться
От меня текущий день.
Если встать, где птичье племя
Упоительно поёт,
То тогда, возможно, время
Тоже дальше не пойдёт
И замрёт в том дивном месте,
Где нас ангел поселил,
Где сирени лёгкий крестик
Эту землю осенил.

***
Я за слова не отвечаю.
За них я вовсе не в ответе.
Я их, как солнышко, встречаю,
Когда приходят на рассвете.
А почему они приходят,
Рождая лёгкое волненье,
И как они меня находят,
Я не имею представленья.
Я лишь снимаю с них коросту
И по местам их расставляю -
Одних гуськом, других по росту, -
И у себя их оставляю.

***
Шипящая пластинка
И старое кино,
И танго под сурдинку.
Вам нравится оно?
И лёгкая вуалька,
И родинка под ней,
И шуба - ворот шалькой.
Нет времени родней,
Чем то, в котором были
Так молоды все те,
Кого потом забыли,
Как чайник на плите,
Который был в отчаяньи,
Что рухнул в пустоту
Жилец, который чайник
Поставил на плиту.

***
Я думала, мы здесь, чтоб петь,
А оказалось, чтоб терпеть.
Верней, чтоб всё претерпевая,
Жить, потихоньку напевая,
Легко на музыку кладя
Всё, с чем встречаемся бродя
По белу свету, будто муки
Слезам предпочитают звуки,
Рыданью на чужом плече -
Мелодию в любом ключе.

***
И всё-таки нас жалко очень:
Наш век так сильно укорочен,
К тому ж так мало смыслим мы
В вопросах лета и зимы,
В вопросах тьмы, в вопросах света.
Не спим, бывает, до рассвета,
Стараясь что-нибудь понять,
Вопрос болезненный поднять
Про то, что значит жизнь земная,
Кому задать его, не зная.

***
А что случилось? День случился.
Он так сиял и так лучился,
Так ликовал, так нежно цвёл,
Что он до слёз меня довёл
Своим сияньем и свеченьем.
И, хоть казалось мне мученьем
Существованье миг назад,
Я поняла: тому, кто рад,
Негоже портить настроенье,
Тем паче в пору озаренья.
И просияла я в ответ,
Поняв, что вариантов нет.

***
Такое маленькое "я"
И как, однако, всё нам застит,
Какие порождает страсти,
Сюжеты сложные кроя!

Всего лишь буковка одна,
Но сколько места занимает,
Какие позы принимает!
Куда ни глянь, - везде она.

И как-то жаль её до слёз -
Ведь круглые хлопочет сутки,
Свободной - просто ни минутки,
А ветер дунул и унёс.

***
Я не сказала новых слов.
Я только старые сказала,
Друг с другом старые связала,
Чтоб рассказать, как дивно нов
И этот день, и этот май,
И заревого неба край.

***
Был май с его цветущей вишней,
А я была в нём третьей лишней.
Играли листья с ветерком,
Играли блики с озерком,
И птицы крыльями махали,
И нежной страстью полыхали.
А я была ни с кем, ни с чем,
А я во след глядела тем,
Кто мчался вдаль, почти летая,
О чём-то весело болтая
Друг с дружкой на излёте дня,
Совсем не помня про меня.

---------------------------------------

21 мая в ЦДЛ в Москве состоялась встреча с замечательным Андреем Хржановским – режиссером, художником-мультипликатором и собирателем, хранителем тех богатств, которые так легко растерять и так трудно сохранить. Особенно у нас, где разрушать умеют куда лучше, чем хранить и беречь.
Встреча была посвящена выходу в свет книги о сценаристе и поэте Геннадии Шпаликове (1938-1974), которому в этом году исполнилось бы 80 лет [«Сегодня вечером мы пришли к Шпаликову: Воспоминания, дневники, письма, последний сценарий» / Сост. А.Ю. Хржановский – М.: Рутения, 2018 – 816 стр.]. О нём говорили его друзья и коллеги. А потом показали единственный фильм, где Шпаликов был режиссером, «Долгая счастливая жизнь».
А дома у меня живут другие книги, созданные Хржановским: воспоминания о композиторе Шнитке, актере Эрасте Гарине, драматурге Николае Эрдмане. А еще Хржановский снял фильм о рано умершем уникальном скрипаче Олеге Кагане. Таких собирателей раз-два и обчелся. Спасибо ему!
Лариса Миллер

(no subject)

Суббота: новые стихи.
Вчера нам было 56. Фото сверху: во Дворце бракосочетаний на ул. Грибоедова 2 февраля 1962 г.
Принимаем поздравления.

***
Мне не надо жизни отдельной.
Я хочу, как крестик нательный
Быть всегда и везде с тобой,
Днём и ночью, и в миг любой.
Пусть Господь нам это устроит.
Ведь Ему ничего не стоит.

***
Тень от вспугнутой птицы куда-то метнулась,
Свет слабеет, и вера в него пошатнулась,
Потому что опять его взял и спугнул
Дикий морок, что палку опять перегнул
И сгустил черноту до такого предела,
Что, в какую бы сторону я ни глядела,
Ни просвета, ни искорки, ни огонька
Не видать. Остаётся лишь сесть на конька
На любимого, чтобы о свете, о свете
Хлопотать. Ради света, попавшего в нети,
Ради света, который угробила мгла,
Тот достать, что для чёрного дня берегла.

***
А жизнь измеряют в каких единицах?
Вот я, например, измеряла бы в птицах
И в бабочках пёстрых, и в ярких цветах,
А вовсе не в сутках, не в днях, не в летах.
По мне, чем сирени избыточней пенность,
Тем выше земного мгновения ценность,
А ежели дни из лучей сплетены,
То им вообще уже нету цены.

***
Да и люди живут здесь на птичьих правах,
И сильны не на деле, а лишь на словах,
И ничем и никем они здесь не владеют,
Разве что от весеннего солнца балдеют.
А как кончат от вешнего солнца балдеть,
Так тоскуют, не зная, куда себя деть.

***
Коль утро начинать с дежурной переклички,
То множество имён останется без птички.
Коль утром огласить длиннющий список весь,
То далеко не все ответят звонким "здесь",
Поскольку мы всегда кого-нибудь теряем,
Когда в текущий день гурьбой, гуртом ныряем.
И надо бы того, кто не сумел нырнуть,
Попробовать спасти, окликнуть и вернуть,
Окликнуть и вернуть, и галочкой пометить,
И сделать так, чтоб он "я здесь" сумел ответить.

***
А жизнь мне хвостиком виляет
И всё на свете позволяет.
Мне позволяет рано встать
И сотворенье дня застать.
Застать мгновение побелки,
Когда снежок слетает мелкий,
Застать замедленный процесс
Покраски утренних небес.
И даже дарит мне возможность
Самой понять всю лёгкость, сложность
Творения, когда из строк
Я созидаю свой мирок.

***
Что бы ни было, я - на твоей стороне,
О, голубушка жизнь, на твоей я сторонке,
Я на той стороне, где, ступая по кромке,
Не могу не играть на певучей струне.
Вот и нынче, чуть свет, подтянула колки.
И, хотя инструмент мой сегодня не строит,
Жду - пошлёшь ты мне миг, что мгновенно настроит
И устроит всё так, что светлы и легки
Будут песни. И этот счастливый напев
Будешь слушать и ты, не дыша, замерев.

***
Давайте поплачем. Не надо стесняться
Того, что нам лица родимые снятся,
Того, что так тянет всех тех помянуть,
Кого не дано ни забыть, ни вернуть.
Давайте немного попляшем от печки,
Припомнив смешные ребячьи словечки,
Припомнив давнишнее наше жильё,
Где булькает в баке чужое бельё,
Где дикой мигренью страдает соседка,
Где смотрит сирени цветущая ветка
В забытое богом и всеми окно,
Которое, может, затем и дано,
Чтоб мы те миры, что не знают продленья,
Омыли прозрачной слезой умиленья.

***
А твой недуг неразличим
И потому неизлечим.
Твоя беда неуловима
И потому непоправима.
И одержим ты день-деньской
Необъяснимою тоской,
И обречён ты на томленье,
Что не имеет исцеленья.

(no subject)

Новые стихи.
Следующий пост 1 июля 2017 г.

***
А вдруг дадут мне адресок,
Вдруг скажут мне: «Пройди лесок
И не забудь свернуть направо
За ёлкой, что растёт коряво.
Там за болотцем, за лужком
(Всего лишь пять минут пешком)
Блеснёт вдруг то, чего ты ради
Изводишь чистые тетради,
Не зная, как его зовут,
Не зная, там оно иль тут,
Далече или же под боком -
Здесь, в Подмосковье недалёком.»

***
Мир необъятный не объять,
Но хочется на память взять
Один мотив иль пару строчек,
Иль неба отщипнуть кусочек,
Чтоб в сердце, в памяти, в горсти
Хоть что-нибудь да унести
В день новый, что вовсю пылает
И знать о старом не желает.

***
Человек одинок, как случайная нота,
Как далёкая птица во время полёта,
Как весенняя капля, что падает вниз,
Зацепившись на миг за случайный карниз,
Как вопрос, что повис в здешнем воздухе где-то
И вот-вот отзвучит, не дождавшись ответа.

***
Ажурные тени на землю ложатся,
Лучи её гладят. Нет, надо держаться.
Ну где же ещё ты такое найдёшь -
Листа трепетанье и птичий галдёж,
Возможность калачиком на ночь свернуться,
А утром без всяких усилий вернуться
Всё в те же давно обжитые места,
Где птичий галдёж и дрожанье листа.

***
А может, коль не ставить точек
Стишки кропая сплошняком,
Позволив меж привольных строчек
Играть теням со сквозняком,
То жизнь решит: «И в самом деле
Затею стоит перенять:
Пускай летят, куда летели.
Зачем пытаться их унять?»

***
Давай не будем убиваться,
Что не умеем пробиваться,
Что не пробились никуда.
Ну разве что через года,
Чтоб нынче небом упиваться.
Зато пробились не одни,
А с теми, чем богаты дни
Июньские: с густой сиренью,
Дождём обрызганной, и с тенью,
Что свету зыбкому сродни.

***
День говорит: «Не бойся. Я не трону.
Я лишь тебя, как утреннюю крону
Лучом согрею и позолочу.
Ведь я тебе хорошего хочу».
День говорит: «Не бойся же, не бойся,
Скорей лицом в сирень мою заройся,
Сиреневые крестики сбивай.
И пей росу, и жить не забывай,
И постарайся встретить без опаски
Ночь, что почти всегда сгущает краски».

***
Одно рыдание в конце, одно рыданье,
Одно страданье на лице, одно страданье.
Летают в космос, поворачивают реки
Смертельно раненые жизнью человеки -
Те, что со временем хиреют и болеют,
И чьи ресурсы так стремительно мелеют,
Что даже ноги нету сил спустить с кровати.
Вот тут и быть бы чуду-юду на подхвате.
Вот тут явиться бы ему, взмахнув крылами,
И, поглядев на то, что делается с нами,
Устроить нам здоровый дух в здоровом теле
И, тронув крылышком, воскликнуть: «Полетели!».
--------------------------------------
Сегодня, 24 июня, в 16-00 110-летие А.Тарковского в музее Булата Окуджавы в Мичуринце – в помещении, вход свободный.
https://www.facebook.com/okudjava/

(no subject)

Суббота: новые стихи.

***
Ну кто не плакал по ночам?
Все плачут - взрослые и дети,
Всем трудно жить на белом свете:
И слабакам, и силачам,
И тем, кто мал, и кто велик,
И старику, и балеринке,
И даже тоненькой былинке,
Что будет смята через миг.

***
Да чудо повсюду, на каждом шагу.
Я даже назвать всех чудес не могу.
Ведь я же спокойно могла не проснуться,
А мне удалось в новый день окунуться,
Синицу услышать, рассвет увидать.
Скажи - ну не чудо ли, не благодать,
Что стОит тебя, мой родимый, окликнуть,
И ты отзовёшься. Ну можно ль привыкнуть
К тому, что, когда тебя нет на виду,
Тебя окликаю и слышу: "Иду".

***
А боль - она не утихает.
И что отсюда вытекает?
А вытекает не река,
А стихотворная строка,
Строка, что боль не утоляет,
Но дивно душу окрыляет.

***
Говорят, что смотреть надо правде в глаза.
Но, поскольку, смотреть ей в глаза неприятно,
То зачем же так мучить себя - непонятно.
Лучше ввысь поглядеть. Там небес бирюза.
Если лезть на рожон, приставая к судьбе,
То она объяснит без лукавства и фальши,
Что покамест цветочки, а ягодки дальше.
Ну и пусть она держит сие при себе.

***
А иногда так надо поскулить,
Поплакаться кому-нибудь в жилетку
И, превратившись в маленькую детку,
Уткнуться в чью-то грудь и слёзы лить,
И чтобы кто-то тихо умирал
От нежности ко мне и, утешая,
Шептал: "Не плачь, ты девочка большая",
И слёзы мне платочком утирал.

(no subject)

Воскресенье: стихи новые и старые.

***
Я пуганая. Больше не хочу
О страшном слышать. Я во сне кричу.
Прошу вас, дни и ночи, не пугайте,
Лучом дразните, звёздочкой мигайте.
Я с маминым впитала молоком
Всё, от чего сегодня в горле ком.
Я просто целовать готова руки
Тому, кто мне расскажет не про муки,
А лишь о счастье, праздниках, пирах
В каких-то мне неведомых мирах.

***
Наверно, не стоило даже являться
Тому, кто не в силах с собою справляться.
Не стоило даже являться на свет,
Где столько немыслимых тягот и бед.
Такой лишь наплачется и изведётся,
И вряд ли какой-нибудь выход найдётся,
Какой-нибудь курс молодого бойца,
Который его превратит в молодца,
Способного быстро упасть и отжаться,
За место под солнцем умело сражаться,
И вместо того, чтобы пялиться в даль,
Научит его закаляться, как сталь.
И, ежели ты, как и я, не обучен,
Немолод и чем-нибудь сильно измучен,
То наше спасение только в одном -
Быть рядышком в хаосе этом родном.

***
Помоги, чем можешь.
Тем хоть помоги,
Что листок положишь
Близ моей ноги, -
Бурый, одинокий,
Что висел едва.
Вышли его сроки,
Ну а я жива
И полна печали,
И полна любви.
День, что лишь в начале,
Шепчет мне: "Лови!"
Что ловить - не знаю.
Он не пояснил,
Но зато он с краю
Небо подсинил,
Разбудил синичку
И под птичий гам
Мне вручил отмычку
К разным тайникам.

***
До чего же мы все ненадёжные люди -
Мы круиз совершаем в дырявой посуде.
Мы, как те мудрецы, что в дырявом тазу
Покататься решили по морю в грозу.
А в пути мы себе же подобных рожаем
И к себе на коленки любовно сажаем,
И заводим о жизни мудрёную речь,
Забывая заделать опасную течь.

***
Снег пишет книгу голубиную
Про жизни суть неуловимую,
Словами тихими сорит.
Коль суть и есть, она парит,
Даря нам тайну столь любимую.
Страницы белые пусты
И целомудренно чисты.
И лишь снежинки ювелирные
Покинув области надмирные,
Всё множат чистые листы.

------------------------------
Из сборника «Потаённого смысла поимка»
М.: «Время», 2010
http://larisamiller.ru/potayonnogo.html

***
Любите меня, я прошу вас, любите
И веткой меня за рукав теребите.
Деревья, родные, любите меня.
Я друг вам, а может быть даже родня.
Я тоже вросла в эту землю корнями.
Я тоже общаюсь с лучами, с тенями.
2009

***
Когда сирень в окно вломилась,
Что делала душа? Томилась.
Она другого не умеет.
А от сирени счастьем веет,
Желанным, близким и тревожным,
Недостижымым, невозможным.
2009

* * *
Творенье – разве это труд?
Синь неба, листьев изумруд,
Цветок, что на земле родился,
Да разве наш Господь трудился?
Вдохнул и выдохнул – и вот
Земная твердь, небесный свод.
2009

(no subject)

***
Там ветка качнулась, там капля упала.
Я медленно шла, осторожно ступала.
Я так не хотела кому-то мешать,
Кого-то тревожить, покоя лишать.
Вот ива плакучая – гибкое древо.
Листвы не задев, обойду его слева.
А вот незабудка, что с миром в ладу.
Я справа, пожалуй, её обойду.
2008

***
Жизнь, душа, дорога, вечность…
Боже, как нужна беспечность,
Детскость, лёгкость, тру-ля-ля,
Жить, танцуя и шаля.
Чтобы, если рыкнут грозно,
Удивиться: «Ты серьёзно?»
2008
Из сборника «Потаённого смысла поимка»
М.: «Время», 2010
http://larisamiller.ru/potayonnogo.html

(no subject)

Стихи из сборника «Земля и дом»
(М., «Советский писатель», 1986 г.)
Два стихотворения.

* * *
И как писать на злобу дня,
Коль занесла судьба меня
Туда, где ни малейшей злобы –
Лишь милосердье высшей пробы,
Лишь милосердье и добро,
Лишь золото и серебро,
Густые утренние росы
И в желтых лютиках откосы...
В такие веси занесла,
Где я живу, не помня зла.

1984


* * *
Скуднее ночь, светлей зазор
Меж двух ночей; яснее зори,
И на заре сирень в дозоре
Стоит, роняя белый сор
И сор сиреневый. И лень
Дотрагиваться до соцветий
Сирени влажной на рассвете,
Сквозную спугивая тень.

1981

(no subject)

***
Ну ладно, всё, уговорили:
Коль скоро вы мне подарили,
Помимо вёсен, ливней, зорь,
Ещё и тяготы и хворь,
Я, наравне с цветущим парком,
Берусь и их считать подарком.
                                            2014