Category: общество

(no subject)

Суббота – новые стихи.
***
Ну как же мне не опасаться
Того, что можно не вписаться
В картинку с тенью и лучом,
Что можно вовсе не при чём
Чужой и лишней оказаться?
Что где-то могут не учесть
Того, что я на свете есть,
Что я - деталь всего узора,
И не оставить мне зазора,
Где б я могла прилечь, присесть
И чувствовать себя своей
Меж теми, кто левей, правей.

***
Что такое радость жизни и зачем за ней гоняться?
А затем, что с ней сподручней от невзгод обороняться,
А затем, что с ней яснее, для чего я утром встала,
Почему ловить на слове дни свои не перестала.
Я уже её теряла и удачно находила,
И не знаю, что придумать, чтоб она не уходила,
Чтоб её не отпугнула ни подверженность недугам,
Ни унылая погода. Чтоб она была мне другом,
Чтоб мы вместе путь торили в этом мире безнадёжном,
И дорогой говорили незатейливо о сложном.

***
Не закрывай окошко плотно,
Хотя бы щёлочку оставь,
Чтоб всё, что в мире перелётно,
Могло твою украсить явь.
Удача, праздник, муза, строки -
Им, для того, чтоб залететь,
Нужны воздушные потоки.
Не закрывай окошко впредь.
И жди с душою нараспашку:
А вдруг ворвётся ветерок,
А вдруг забегают мурашки
От залетевших в окна строк.

***
Почему-то у нас всё не как у людей.
Где-то тишь, а у нас полыханье идей,
Где-то холят газон, подстригают лужок,
А у нас грозно тлеет страстей очажок.
А у нас свой особый родной колорит -
Всё легко загорается, жарко горит.

ИЗ ПРЕЖНИХ СТИХОВ

***
Так хочется пожить без боли и без гнёта,
Но жизнь – она и есть невольные тенёта.
Так хочется пожить без горечи и груза,
Но жизнь – она и есть сладчайшая обуза,
И горестная весть и вечное страданье.
Но жизнь – она и есть последнее свиданье,
Когда ни слов, ни сил. Лишь толчея вокзала.
И ты не то спросил. И я не то сказала.
1990

(no subject)

Сегодня день рожденья моего мужа Бориса Альтшулера.

***
Не ведаю — к счастью ли это, к несчастью,
Но стал ты моей неотъемлемой частью.
В чём счастье? Да в том, что люблю и любима,
Несчастье же в том, что вдвойне уязвима.

(no subject)

Суббота – новые стихи.
Про телячьи нежности.

***
На то и лист, чтоб трепетать,
На то и тень, чтоб колебаться,
На то и луч, чтоб улыбаться,
На то и утро, чтоб светать,
На то и тропка, чтобы всласть
Наизвиваться, нарезвиться,
На то и мы, чтоб устремиться
По ней и ИЗ виду пропасть.

***
Я раньше спешила, теперь не спешу.
Гуляю и воздухом свежим дышу.
Гуляю и с миром окрестным общаюсь,
С ним утром здороваюсь, к ночи прощаюсь.
Куда я спешила? Никак не пойму.
Куда торопилась? Зачем и к кому?
Куда и зачем, и к кому торопилась?
Я, видно, на светлые дали купилась.
А как поняла, что, мерцая, маня,
Пресветлые дали морочат меня,
Что день и сегодняшний полон свеченьем,
Я с бега на шаг перешла с облегченьем.

***
А любить эту жизнь можно только без памяти.
А иначе вы разве любить её станете?
Как любить её, помня, что слово "любить"
Так рифмуется дивно со словом "губить"?
Как любить её, помня, что жизнь - многоликая:
То она правдолюбец, то лгунья великая,
Что способна она изощрённо казнить
И при этом лазоревой далью дразнить,
Что цветы полевые, ромашки невинные
Покрывают собою поля её минные,
Что овраги её, где поют соловьи,
Знали хрипы и стоны, тонули в крови,
Что весеннее небо её акварельное
Безмятежно глядело на место расстрельное?
Можно ль жить, эту жизнь всей душою любя,
Памятуя о том, что она и тебя,
Что она и тебя извести не забудет
И к чему-то тебя непременно принудит.
А когда окончательно приговорит,
Как ни в чём не бывало, легко воспарит.

***
Я могла тыщу раз заразиться бедой,
Заразившись бедой, умереть молодой.
Тыщу раз я слезами могла подавиться
И парами свинцовой тоски отравиться.
Почему задержалась на этой земле,
Хоть кураж и азарт - было всё на нуле?
Почему не погибла и как излечилась?
Как остаться в живых у меня получилось?
Знаю только одно, что и в тусклый денёк
Разглядеть удавалось живой огонёк.
Он, мерцая, мешал мне во тьму погружаться,
Помогая на этой земле задержаться.

***
А нынче меня бурной радостью встретил
Весёлый и взбалмошный солнечный ветер,
Мороча меня, тормоша, теребя
И всё уверяя, что это любя,
Что это забавно, прикольно и круто,
Что нет на земле интересней маршрута,
Чем просто идти неизвестно куда,
Себе не давая большого труда
Подумать о том, не ведёт ли он в бездну.
И если я вдруг в этой бездне исчезну,
Коль рухну в неё с его лёгкой руки,
Всем бурным восторгам его вопреки,
Он скажет: губить её не собирался.
Мол, так получилось. Мол, я заигрался.

***
Да нет на свете мёртвой точки,
А есть в рояле молоточки,
Что позволяют звук родить,
А значит, позволяют жить
Под звуки Моцарта и Гайдна,
Внушая нам, что жизнь есть тайна,
А тайна - это глубина,
А в глубину я влюблена,
В бездонность, глубину, безмерность.
И если звук есть эфемерность,
То мнимость эта мне родней
Лишённых звука зримых дней.

------------------------------------
ПРО ТЕЛЯЧЬИ НЕЖНОСТИ

Виктор Пивоваров:
«... Есть одно интересное наблюдение. В разговорах художников, близких к концептуальному дискурсу, очень негативно, я бы даже сказал, с большим пренебрежением, говорилось о душе и душевности. А поскольку эмоции относятся к проявлениям души, то это считалось более низким жанром...
В моих работах всегда было место чувствам, и многие мои друзья смотрели на это неодобрительно: мол, низкие материи, не стоит их касаться...» (из интервью художника Алексею Мунипову).

Я понимаю, о чем он говорит. То же самое в литературе. В частности, в поэзии: эмоции - это моветон, атавизм, архаика и, да-да, низкий жанр.
Я люблю этого художника. И люблю как раз за то, за что его ругают коллеги - за сердечность, за душевное тепло, за живое чувство. Именно этим он отличается от своих друзей-концептуалистов. У Пивоварова тоже присутствует сюр, столь характерный для концептуалистов: голова может жить отдельно от туловища, нога может лететь по воздуху, дом - висеть между небом и землей, но все эти фантазии рождены самой, что ни на есть, реальной реальностью, которую он знает, любит и к которой относится с грустным юмором и веселой печалью. А без этих эмоций его картинки были бы просто бумагой или доской. Ничем, короче.

* * *
Телячьи нежности. Позор
Все эти нежности телячьи,
Все эти выходки ребячьи,
От умиленья влажный взор.

Спешу на звук твоих шагов,
Лечу к тебе и поневоле
Смеюсь от счастья. Не смешно ли
Так выходить из берегов?

Неужто столь необорим
Порыв в разумном человеке?
...Но не стыдились чувства греки,
Стыдился чувств брутальный Рим,

Который так и не дорос
До той возвышенной морали,
Когда от счастья умирали,
Топили горе в море слёз.
1985

(no subject)

Суббота – новые стихи

***
- Ну и что ты обнаружил,
Выйдя утром из себя?
- Что июль стоит снаружи,
Ветром ветки теребя.
Обнаружил дождик спорый
И весёлый, и грибной,
Обнаружил мир, который
То родной, то неродной.
То приветствует любезно,
То вдруг в голосе ледок.
Обнаружил близкой бездны
Неприятный холодок.

***
Живу в старинном поселении
Я уйму лет.
А здесь такое население,
Что лучше нет.
Ползёт улитка с хрупкой спинкою,
Не наступи.
И коль ползёт твоей тропинкою,
То уступи.
Живёт здесь дятел, что старательно
Долбит кору,
В которой хочет обязательно
Пробить дыру.
Ещё живёт здесь некто маленький, -
Гудит, жужжит,
Облюбовав цветочек аленький,
Над ним дрожит.
Свою имеют траекторию
И тень, и луч.
Мне эта чудо-территория
Сдана под ключ.
Здесь обладает дивным тонусом
Любой жучок,
И служит мне особым бонусом
Небес клочок,
Что голубеет между ветками
Густых древес,
Покрыв тропу мою пометками
Самих небес.

***
Коль жизнь почти что пролетела,
Давай решать по ходу дела,
Что делать нам с остатком лет.
А вдруг подскажет нам ответ
Рассвет, которому всё ясно.
У ночи спрашивать опасно.
А можно, их не теребя,
Спросить о том самих себя.
Мне сил, к примеру, не хватает,
Хотя душа моя летает.
Недуг серьёзно подкосил,
Года лишили всяких сил,
Ограбив чуть ли не до нитки.
Зато сердечный пыл в избытке
И жар, которым дорожу.
Как быть? Ума не приложу.

***
- Всё должно быть крахмальным и свежим.
Ради праздника, тортик нарежем.
- А какой нынче праздник?
- Среда.
А верней, летних дней череда.
Рады всем. Никого не манежим.
День любой нужен нам позарез
И достоин счастливых небес.
Каждый неповторим, ненагляден.
Впрочем, мы даже с чёрным поладим.
Светлых дней всё равно перевес.
Что? Я слишком мажорно звучу?
Это я просто душу лечу.
Я рецепт для неё сочиняю -
Это вычеркну, то поменяю.
Прочитайте, когда дострочу.

***

Лене Саенко

ТАК пролететь сквозь дни и миги,
Играя в бридж, читая книги,
Стих лихорадочно строча,
Чтоб не заметить сгоряча,
Что мы, пока стишки строчили,
Все остановки проскочили.
ТАК были заняты в пути,
Что умудрились не сойти
На остановке. Но, ей-богу,
Зачем, любя езду, дорогу,
Своих попутчиков любя,
Сходить с орбиты, всё губя?

***
Как сень лесная симпатична!
Как жизнь земная травматична!
То больно телу, то душе.
Уж извините за клише.
То сердце ноет, то коленки,
Не позволяя с лета пенки
Наисладчайшие снимать
И заставляя принимать
Не дар бесценный, а лекарство.
Какое дикое коварство!

------------------
Из прежних стихов:

* * *
УРОК АНГЛИЙСКОГО

А будущее все невероятней,
Его уже почти что не осталось,
А прошлое - оно все необъятней,
(Жила-была, вернее, жить пыталась),
Все тащим за собой его и тащим,
Все чаще повторяем "был", чем "буду" ...
Не лучше ль толковать о настоящем:
Как убираю со стола посуду,
Хожу, гуляю, сплю, тружусь на ниве...
- На поле? - Нет, на ниве просвещенья:
Вот аглицкий глагол в инфинитиве -
- Скучает он и жаждет превращенья.
To stand - стоять. Глаголу не стоится,
Зеленая тоска стоять во фрунте,
Ему бы все меняться да струиться
Он улетит, ей-Богу, только дуньте.
А вот и крылья - shall и will - глядите,
Вот подхватили и несут далеко...
Летите, окрыленные, летите,
Гляжу во след, с тоскою вперив око
В те дали, в то немыслимое фьюче,
Которого предельно не хватает...
Учу словцу, которое летуче,
И временам, что вечно улетают.
1998

(no subject)

Суббота – новые стихи.
«Где живут стихи?»
Программа «От автора» - новый линк.

***
Не потому ль тоскуют души,
Что всюду влага вместо суши,
Прозрачные потоки слёз,
Которые апрель принёс.
И, глядя на сырую ветку,
Так тянет порыдать в жилетку
Про то, что жизнь хрупка, слаба,
Темна, как древняя волшба,
И радости, и беды множит,
Поскольку жить без них не может.

***
Проснулась и вновь на земле оказалась.
Наверно, большое желанье сказалось,
Желание близких своих повидать.
К тому же весна, а весной - благодать.
Я всё же считаю огромным везеньем
Во мраке не сгинуть и утром весенним
Проснуться и вдруг осознать, что жива,
Что ждут с нетерпеньем родные слова,
Когда, наконец, я открою тетрадку
И их призову наконец-то к порядку,
Построив их так, что они запоют
Не хуже тех птиц, что за шторой снуют.

***
И даже непогожим днём,
Настаивая на своём,
Щебечут птицы.
Коль свериться с календарём,
То гнёздам виться,
А птицам петь. СтоИт весна,
И если я лежу без сна,
То, птицам вторя,
Пою (иначе жизнь пресна),
Пою, хоть с горя,
Хоть от того, что нету сил,
И от того, что подкосил
Какой-то вирус,
И от того, что вместо крыл
Груз тяжкий вырос.
И коль меня нельзя спасти,
И я должна его нести,
То лучше с песней.
Так легче пО миру брести
И интересней.

***
Каждый день мир теряет кого-то,
Кому так уходить неохота.
Каждый день чьё-то грустное "я"
Покидает родные края.
Чьё-то "я" в неизвестность уходит,
В темноту, где едва ли находит
Хоть кого-то, кто из темноты
Крикнет радостно: "Боже мой, ты?
Ты ли это?" И, радуясь встрече,
Подойдёт и обнимет за плечи.

***
Проснулась после ночи тяжкой
И посчитала жизнь промашкой.
Но вдруг откуда-то рука
Возникла, а в руке - строка,
Которая дрожит, трепещет
И на ветру весеннем плещет,
Меня по имени зовёт
И жизнью праздничной живёт.
И я, взволнованная встречей
С волшебной частью дивной речи,
Спешу из воздуха достать
Слова и строки ей подстать.

***
Пойду посмотрю, куда время уходит
И что оно там уж такого находит,
Куда оно мчится, зачем, почему
Ему не лежится, не спится ему,
И что там вдали его так привлекает,
Что мчится оно, ни во что не вникает.
И даже на дивный весенний наряд
Бросает всего лишь рассеянный взгляд.
Пойду посмотрю. Или лучше остаться
И с временем мирно, спокойно расстаться
И, вовсе его перестав замечать,
О вечном, о вечности думать начать?

***
А мне всё родней и родней
Мир призраков, область теней.
Мы были так связаны тесно,
Когда они были телесны.
Родные мои и друзья
Проходят, бесшумно скользя,
Плывут и плывут предо мною,
Став памятью и тишиною.
Идут предо мной чередом
Исчезнувший двор мой и дом,
Соседи и пёсик соседский,
И горький роман полудетский.
Я бережно к ним отношусь,
Иначе я мира лишусь,
Лишусь я вчерашнего мира,
И будет мне пусто и сиро
В сегодняшнем, шумном, цветном,
Неистовом и скоростном.

***
Вот только солнышко покажется,
И всё пройдёт, и всё уляжется,
И всё уляжется, пройдёт,
И тот, кто ищет, тот найдёт:
Кто кошелёк, кто ключ утерянный,
Кто документ, в верхах заверенный,
Дающий право стих марать
И никогда не умирать, -
Марать стишок, весельем сдобренный,
В верхах лазоревых одобренный.

***
Если что и должно быть для нас неизбежным,
Это счастье с его воркованием нежным.
Если что и должно не скудеть никогда,
Это щедрость и силы, и дни, и года.
Если что и должны мы увидеть в итоге,
Это то, что конца не имеют дороги.
Если что и должны мы в итоге понять,
Это то, что любовь невозможно унять.
Если что и должно нам в итоге открыться,
Это то, что отыщется, если порыться,
Не от ящика ключ, не от двери входной,
А к сердцам, что стучат на планете одной.

--------------------------------------------

***
25.04.2019, «НГ Ex Libris», Лариса Миллер, «Где живут стихи? Они затаились, чтобы в любой момент вернуться и даже с новой силой заявить о себе»:
http://www.ng.ru/ng_exlibris/2019-04-25/13_980_01.html

***
16.04.2019, Общественное телевидение России, Лариса Миллер в программе Ромы Либерова и Владимира Раевского «От автора»:
«Изменчивость жизни – это моя любимая тема… Всё время что-то предстоит, и никогда не бывает так, что всё позади и ничего не осталось. И отсюда это ощущение, что можно всё начинать с нуля, можно всё начинать с начала. Конечно, моими бы устами, но мне очень нравится так думать… Я-то считаю, что неисчерпаемы, как жизнь, так и слово, и традиционная форма неисчерпаема. И поэтому я защищаю свою традиционную форму, вот и всё!.. Стихи – это попытка остановить мгновение:

Столько нежности, Господи. Воздух, крыло.
Третий день снегопад. Даже ночью бело.
Столько нежности, Господи, маленьких крыл,
Будто Ты мне все тайны сегодня открыл.
Не словами, а прикосновеньем одним
К волосам и губам, и ресницам моим. »
https://otr-online.ru/programmy/ot-avtora/larisa-miller-izmenchivost-zhizni-moya-lyubimaya-tema-36600.html?fbclid=IwAR342E8xg3FkzaJ5LF7JZkmtB-axXO6WxJmifCJnpqiKqTxpMzd_8pe9TDg

(no subject)

Суббота – новые стихи.
ОТР, Лариса Миллер «От автора».

***
Не капризничай. Ешь, что дают.
А дают, как обычно, окрошку,
Где намешано всё понемножку:
Счастье, горе, сиротство, уют,
Ночь бессонная, добрая весть,
Чтобы горечь ночную заесть.

***
Я в утренних лучах купалась
И небу на глаза попалась.
Оно спросило: "Любишь жить?
И я люблю. Давай дружить.
Тебе я - свет, а ты мне - строки.
Тебе не стану ставить сроки.
Когда захочешь, помолчи.
Я тоже погашу лучи.
Захочешь, и на ветер бросишь
Слова. И ветерок попросишь
Пригоршню слов зажать в горсти,
И взмыть, и мне их принести".

***
Мой день текущий, ты течёшь
Под щебет пташки,
И бьёт тебя волненья дрожь,
Бегут мурашки.
И я, тетрадку теребя,
Слегка волнуюсь,
И просишь ты воспеть тебя,
Я повинуюсь.
И воспеваю штрих любой,
И близь, и дали,
И вижу я, что мы с тобой
Во всём совпали:
И я за то, чтоб свет не гас
И длилось пенье,
И пробирает нынче нас
Дрожь нетерпенья,
И остаётся лишь шажок
До благодати,
И тает в воздухе снежок,
Пойдя некстати.

***
Известно Богу одному,
И слава Богу,
Что нечто ведомо Ему
Про путь-дорогу,
Про эти тающие дни,
Про миги эти.
Мы, значит, всё же не одни
На белом свете.
И некто мудрый свысока,
Вернее, свыше,
Глядит, раздвинув облака,
С небесной крыши
На дольний мир. И хоть помочь
Не сможет чадам,
Зато Он всех, идущих в ночь,
Проводит взглядом.

***
Тем нынче хороша среда,
Что в среду не стряслась беда.
Тем нынче хороша суббота,
Что осчастливила кого-то.
Тем нынешний хорош четверг,
Что свет до ночи не померк.
Тем хороши все дни недели,
Что на свиданье к нам летели
Не для того, чтоб помешать,
А чтобы дать нам подышать.

***
А нынче новый голосок
В хор птичий влился -
Хрустален, нежен и высок
Запел, не сбился.
Я тоже верхним "ля" блесну
В весеннем хоре.
Куда приятней петь весну,
Чем мыкать горе.
Счастливым быть куда трудней,
Чем быть несчастным.
И можно ль к блеску вешних дней
Не быть причастным,
Коль всё, что надо для любви,
Плывёт нам в руки.
Ты только знай себе лови
Цвета и звуки.

***
Проснулся - приготовься к бою.
Не то с собой, не то с судьбою,
Которая зовётся рок.
Она скрутить в бараний рог
Спешит, а ты не поддавайся.
А ты вставай и одевайся.
Едва умоешься, поешь,
Ступай на воздух. Воздух свеж.
И погляди счастливым взглядом
На вешний лес, который рядом.
Ну а с судьбой, сулящей хворь
И беды, даже и не спорь.
У вас с ней разный взгляд на вещи:
Твой - ясный, а её - зловещий.
Она - про яму впереди,
А ты и ухом не веди.
Она - про смерть шипит, лютуя,
А ты слоняйся, в ус не дуя,
Под небесами, что цветут,
И сеют блики там и тут.

***
А сказать вам мою точку зрения?
Мир хорош лишь во время парения.
Лишь когда воспаряет душа,
Мир прекрасен и жизнь хороша.
Тем хотя бы, что так непохожа
На земную, где, душу тревожа,
Чередуются вторник, среда,
Будни, праздники, счастье, беда,
Ночь, которая ада кромешней,
Свет в окошке лазоревый, вешний.

-----------------------------------------------

Лариса Миллер в программе Ромы Либерова и Владимира Раевского «От автора».
Общественное телевидение России, 16.04.2019:
https://otr-online.ru/programmy/ot-avtora/larisa-miller-izmenchivost-zhizni-moya-lyubimaya-tema-36600.html?fbclid=IwAR342E8xg3FkzaJ5LF7JZkmtB-axXO6WxJmifCJnpqiKqTxpMzd_8pe9TDg

(no subject)

БЕСКОНЕЧНОЕ СПАСИБО ВСЕМ, КТО
МЕНЯ ПОЗДРАВИЛ! ЛАРИСА.
Суббота – новые стихи.
Интервью порталу «Культура памяти»

***
Я родом из той допотопной поры,
Где были кругом проходные дворы,
Где в каждом заборе зияла лазейка,
Где краской по праздникам пахла скамейка,
Где снег по весне превращался в ручьи,
Где шли втихомолку святить куличи
Соседки, упрятав куличик в тряпицу,
Где, что ни мгновенье, то счастья крупица.
И всё это в сталинском было аду
В каком-нибудь сорок девятом году
Во чреве зверином, тупом, людоедском,
В домашнем, уютном раю моём детском.

***
1.
Какие там благие вести!
Уж я не жду благих вестей.
Я жду хороших новостей
Вот в этом невезучем месте:
Чтоб не пытали никого,
Чтоб невиновных не сажали,
Хлеб, молоко не дорожали,
Чтоб не бросали одного
Того, кто немощен и стар,
Чтоб власть была не воровата,
И чтоб не знали мы возврата
К эпохе карцера и нар,
Баланды, зоны и «марусь»,
Которые так любит Русь.

2.
Какие там благие вести!
Уж я не жду благих вестей.
Я жду хороших новостей
Вот в этом разнесчастном месте.
Я жду, что кончится "вчера",
Настанет новая эпоха.
На смену той, где было плохо,
Придёт счастливая пора.
Помолодеют старики,
Которым светит долголетье,
И будут радостные дети
Играть у солнечной реки.
И воздух чист, как поцелуй,
Струиться будет и струиться.
Он осчастливить нас стремится
При помощи целебных струй.
И - вот уж чудо из чудес -
Все друг на друга смотрят нежно,
И в то, что счастье неизбежно,
Не верит только мракобес.
Короче, где я? Что за сон?
Я на какой попала шарик?
Вот вижу я летит комарик,
Вот слышу грай родных ворон.
Неужто это та страна,
Что так народ свой не любила?
Что столько душ и тел сгубила?
Неужто это всё она?
Я дождалась счастливых дней
Иль это просто помраченье
И неизбежное теченье
Болезни тягостной моей?

***
Живём, горячимся. А как же иначе?
Какой интерес жить в унынье и плаче?
Здесь всё нас касается, всё нас волнует.
Волнует, что дома прохладно и дует.
Волнует, что время бежит без оглядки,
Свои демонстрируя голые пятки.
А мы так не можем, начнётся одышка,
И нам непременно нужна передышка.
Волнует прилипчивый очень мотивчик.
Вообще, человек - он, как правило, живчик.
Как правило, он - существо непростое.
Ведь есть у него ещё чувство шестое,
Чтоб он, оставаясь ранимым, телесным,
Вовек не терял своей связи с небесным.

***
Коль среда, будем праздновать среду,
Над ночными часами победу,
И рождение нового дня.
Можно праздник начать у меня,
А попозже нагрянуть к соседу.
Вот ворона, на провод сырой
Взгромоздившись, сидит, как герой
Дня, сюжета. И вымокший провод,
И ворона на нём, чем не повод,
Если праздничный нужен настрой?
А тем более, коль окоём
Сам готов поучаствовать в нём.

***
И мнится, мне дали когда-то задание
Жить так, чтобы не обмануть ожидание
Ни близких, ни дальних, вообще никого.
Должна я все чаянья до одного
Исполнить, чтоб не огорчить мироздание.
Я знаю прекрасно, какой это грех
Вдруг взять и расстроить и этих, и тех,
И всех, кто живёт и на что-то надеется.
Коль я не позволю надеждам развеяться,
То это и будет мой главный успех.

***
Ну как мне жить на свете хворой?
Ведь я хочу быть всем опорой,
Хочу я близким помогать,
Но вот должна недомогать.
И я не быт земной латаю -
Пилюлю горькую глотаю
И, если средства нахожу,
То на пилюли извожу.
Но почему, сама не знаю,
Я иногда от счастья таю.
Едва коснусь тебя плечом,
И всё мне, вроде, нипочём.
А если за руки возьмёмся,
То тут уж точно мы прорвёмся.
Куда - не знаю, но туда,
Куда не вхожи боль, беда.

***
Оттолкнут, потом обнимут,
Всё дадут, потом отнимут,
Всё на свете посулят
И тотчас же насолят,
Да такой солёной солью,
Что вся жизнь вдруг станет болью,
И тебе не хватит сил
Выносить, что выносил.
Но как станешь слать проклятья,
Вновь возьмут тебя в объятья.
И, забыв всю боль и зло,
Ты решишь, что повезло,
Сложишь стих, где жизнь голубкой
Назовёшь. Ранимой, хрупкой.

***
Зачем-то поручили небеса
Мне опекать шальные словеса,
Искать для них хорошее местечко,
Чтоб рядом лес, неподалёку речка,
Чтоб до поляны - пять минут ходьбы.
Что делать? Не уйти мне от судьбы.
Сны о тебе, тоска моя по маме,
И хворь, и боль - словами всё, словами.
Без слова не могу прожить ни дня.
А слово проживёт ли без меня?

***
- Пускай рождают чьи-то речи
«Сердцебиение при звуке»,
Пусть будет радостно при встрече,
Пусть будет горько при разлуке,
Хочу, чтоб в зеркальце ловилась
Полузабытая улыбка,
И чтобы зеркальце не билось,
Хоть всё на свете очень зыбко.
- Ну что за странные замашки?
Уж не весна ли так балует?
Ты, может, хочешь на ромашке
Гадать: мол, плюнет, поцелует?
- Ну да, хочу, хоть и нелепо,
Почти утратив оперенье,
Любить весну и юность слепо
И даже жаждать повторенья.

***
Из обжИтого "тут" в неуютное "там"
За живущими прежде я шла по пятам.
И сегодня шагаю я тем же маршрутом,
Но не с лёгкой душой, а в отчаянье лютом,
Так как знаю, куда приведёт этот путь.
И хотя я с него не способна свернуть,
Всё же чудится мне: мир так дивно устроен,
Что вот-вот я услышу: "Маршрут перестроен".

-------------------------------------
24.03.2019. Портал «Культура памяти».
Лариса Миллер - откровенный разговор // Сергей Шнуров, Арсений Тарковский, Андрей Тарковский, Резо Габриадзе и Рустам Хамдамов, Наталья Громова, Тамара Петкевич, любовь, образование в России, Алексеевская гимнастика, стихи из книги «Волшебный след»:
https://youtu.be/uxAhFC_3bmM

(no subject)

Суббота – новые стихи.
Чудо-выставка Виктора Пивоварова

***
Вон та строка – она моя
И потому звучит убого.
А эти две – они от бога,
У них небесные края,
И знают всё они про нить,
Про жизни нить, про высь и дали.
Лишь как в тетрадь мою попали
Они не могут объяснить.

***
Как хорошо зарыться в мелочах,
Помыть окошко и затеять стирку,
На детском свитерке заштопать дырку,
Полить цветочек, чтобы не зачах.
Не думая про вечность и тщету,
Настой сварганить из целебной травки,
И никакой с судьбою очной ставки
И разговоров с ней начистоту.
Я, вроде, мелкой целью задалась.
Но с хаосом покончив до обеда,
Я чувствую: одержана победа,
И жизнь невероятно удалась.

***
А если б я могла решать,
То я бы горе упразднила.
Его взяла бы да казнила,
Чтоб перестало нам мешать.
Однако я боюсь того,
Что счастье к горю так привыкло,
Так привязалось, так приникло,
Что жить не сможет без него.

***
Но мы поймём по ходу дела,
Чем нас так больно жизнь задела
И чем она нам не мила,
И чем в восторг нас привела,
И как с ней надо обращаться,
Чтоб никогда с ней не прощаться.

***
Караул! Обобрали, раздели до нитки
Лес и рощу, где золото было в избытке.
Караул! Обобрали, раздев догола.
А какая здесь роскошь когда-то была!
Там, где лист полыхал докрасна раскалённый,
Там сегодня вибрирует нерв оголённый.
И его задевает то птица крылом,
То ветра разговором о чём-то былом.
Что поделаешь? Видимо, надо учиться
Ни богатством, ни блеском своим не кичиться.
Надо, видимо, правильно всё понимать
И легко, как погоду, судьбу принимать.

***
Бытуя в веке золотом,
Не надо думать про потом,
Не надо думать, что там дальше,
Когда слетает лист тишайше,
Слетает и ложится ниц.
И наша жизнь - такой же блиц.
И коль скажу - длиной со вспышку,
То и тогда хвачу я лишку.

***
Меня сурово наказали,
А вот за что - мне не сказали,
И я сама должна решить,
Когда успела нагрешить
И в чём вина, за что расплата,
И в чём я страшно виновата.
Перебираю день за днём,
А мир окрест горит огнём,
И палый лист так сух и ярок,
Что не пойму - за что подарок.

***
Но написаны мне на роду
Вкупе с мукой, с бедой наряду
И удача, и праздник, и счастье,
И небес благосклонных участье.

В это верю я так горячо,
Будто видела через плечо,
Как судьба заносила в тетрадку
Все мгновенья мои по порядку.

***
Так жалко вдруг пропасть из виду
И унести с собой обиду
На этот оскудевший мир,
Который состоит из дыр,
Возникших между оголённых
Ветвей; из жарких, воспалённых
Словес, из тех или иных
Вопросов вечных и больных,
Где каждый потому и вечен,
Что и доселе не отвечен.

***
Судьба непременно однажды утешит,
И песню споёт и за ушком почешет,
Хорошее что-то тебе посулит,
А может быть даже и боль утолит,
А может быть даже порядок нарушит
И лист за окошком твоим не потушит,
И будет пылающий лист трепетать,
И будешь ты жить и надежду питать.

***
Сегодня проснулась чуть свет и в окно поглядела.
Да разве я знаю чьих рук это дивное дело?
Кто в мир этот пёстрый однажды тропу проторил
И даже врата потаённым ключом отворил?
И чем обернётся сей мир, столь пленительный с виду?
Он рай или ад, где вот-вот нанесут мне обиду?
Он рай, что желает красой и талантом блеснуть?
Он ад, где умеют по сердцу ножом полоснуть?

------------------------------------

Друзья, не пропустите. В Мультимедиа Артмузее выставка художника Виктора Пивоварова. Его называют страшным словом "концептуалист", но не пугайтесь и смело идите. Он Вас прекрасно примет и все Вам расскажет о себе и о вас. Во всяком случае, я воспринимаю его, как удивительного собеседника - взволнованного, тонкого, обладающего фантазией и неистощимым юмором. Его герои -это он сам, его друзья, комната, стол, диван, окно, заоконные дали, московские крыши, разная живность. А еще ухо необычайной расцветки, нога, живущая своей самостоятельной жизнью. И все это окрашено в невероятно сердечные тона и понятно с полуслова. Он действительно знает все про бытие. То есть, про любовь, про одиночество, про повседневность, которую он укрупняет до судьбоносного события. Про мелочи жизни, которые и есть - самое главное, потому что заполняют каждую секунду нашего существования.
Можно еще долго говорить, но все же знают, что лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.
А еще Виктор Пивоваров пишет книги, от которых трудно оторваться. Они - продолжение все того же доверительного разговора. Очень личного и очень важного. Поверьте мне и пойдите. К сожалению, эту выставку могут видеть только москвичи. Но вдруг кто-то приедет в Москву в скором времени. Тогда пойдите на Остоженку 16. Выставка продлится до начала февраля.

(no subject)

Суббота – новые стихи.
Завтра, 30 сентября, в Музее Пастернака

***
И, видя эту жизнь насквозь,
Скажу: с ней надо осторожно,
И жить на белом свете можно,
Лишь полагаясь на авось.
Поосторожней надо с ней
И ускользающей, и зыбкой,
И было бы большой ошибкой
Искать в ней что-то попрочней.
Её ручательств не прошу,
И векселей не домогаюсь,
И лишь на воздух полагаюсь,
Которым с жадностью дышу.


***
Ну а скоро осенняя темень накатит.
Право слово, с меня этой темени хватит.
Но в ответ говорят: "Не тебе здесь решать,
Что дарить и чего тебя надо лишать.
Твоё дело - со вздохом - мол, ну и погодка -
Принимать то, что есть, и смиренно и кротко.
Твоё дело - во всём небесам доверять,
По погоде одеться и в темень нырять".


***
Ничего тут не поделать.
Только разве что подделать
Божью роспись, чтоб иметь
Разрешение не делать
Ничего земного впредь;
Чтоб иметь Его расписку
В том, что Он добавил к списку,
К перечню небесных тел
Нас с тобой, поскольку риску
Подвергать нас не хотел.
Не хотел земной нам доли,
Где так много разной боли,
Разных хворостей и бед,
Где лишь ветру, ветру в поле
Горя мала, дела нет.


***
На что-то надо опереться.
О, как мне хочется втереться
В доверие к текущим дням,
К их облетающим огням,
Которыми нельзя согреться.
О, как мне надо быть своей
Для этих усечённых дней,
Ночей, что набирают силу,
Ветров, что еле упросила
Не рвать столь жадно лист с ветвей.


***
А праздники всегда печальны.
Весёлых праздников и нет.
И за права свои отчаянно
Воюет с мороком рассвет.
И пробивается с усильем
К лучам весенняя трава.
Воюют с тупости засильем
Необходимые слова.
Смех пробивается сквозь слёзы,
Как первоцвет сквозь мёрзлый грунт.
И жизнь сражается с угрозой
Для жизни с первых же секунд.


***
Живу я во времени, вечно летящем.
Не в прошлом, не в будущем, лишь в настоящем.
Летящем из света куда-то во мглу.
Вон блики его у меня на полу,
Вон тени его серебрятся на стенке.
Его и не силюсь подвергнуть оценке.
Откуда я знаю, какое оно,
Когда только это мне время дано?
Когда лишь оно на рассвете разбудит?
Лишь это дано и другого не будет.
А это - оно норовит уходить,
И, значит, не время с ним счёты сводить,
А время - его и жалеть и тетешкать,
Беречь его всячески. Жить и не мешкать.


***
Не заморачивайся бытом.
Оставь окно своё открытым
Всему, что может захотеть
В него однажды залететь, -
Будь это шмель, будь это ветер.
Здесь всё летает, ты заметил?
И даже ты, когда кряхтишь,
С трудом ступая, ты летишь.
И дни, которые влачатся
И медлят, норовят умчаться.


***
Бежали дни. Пока бежали,
Внезапно так подорожали,
Так сильно возросли в цене
Неведомо по чьей вине,
Что стали просто дефицитом,
С трудом у вечности добытым.
И, прижимая день к груди,
Ему шепчу: "Не уходи".
А день, лучом своим играя
И прямо на глазах сгорая,
И угасая на виду,
Шепнул в ответ: "Увы, уйду.
Хоть жаль с тобою расставаться,
Уйду. Счастливо оставаться".


***
А белый день так ярко жил,
Что он мне голову вскружил
И убедил неосторожно,
Что можно жить и даже можно,
Коль спросят: "Счастлива?", "О да", -
Сказать, не дав себе труда,
Не дав себе труда при этом
Всерьёз подумать над ответом.


***
Я не профи. Я просто любитель
Этой жизни земной. Просто житель,
Обыватель вполне рядовой,
Я живу этой жизнью живой,
Населяю земную обитель.
Я любитель. Я лишь дилетант.
Если что и могу, то диктант,
Еле слышную Божью диктовку
Записать, проявляя сноровку,
Ну а может быть даже талант.


***
Уж ежели чем запасаться, то только терпеньем.
Едва ли мы можем спасаться одним вдохновеньем.
Так много терпения требует жизнь на земле,
Что день пережит, а терпенье уже на нуле.
Лишь день пережит, а терпенье уже истощилось.
Сама не пойму, как до вечера я дотащилась.
А надо суметь ещё долгую ночь пережить,
И так с этим справиться, чтобы рассвет заслужить.

----------------------------
«В рифму говоренье». Вечер Ларисы Миллер
в Доме-музее Б.Л. Пастернака
30 сентября 2018 г. в 16:00

***
И лишь в последний день творенья
Возникло в рифму говоренье,
Когда Господь на дело рук
Своих взглянул, и в нем запело
Вдруг что–то, будто бы задело
Струну в душе, запело вдруг,
Затрепетало и зажглось,
И все слова, что жили розно, —
«О Господи», — взмолились слезно, —
«О сделай так, чтоб все сошлось,
Слилось, сплелось». И с той поры
Трепещет рифма, точно пламя,
Рожденное двумя словами
В разгар Божественной игры.

Переделкино, ул. Павленко, 3
+7 499 934-51-75
https://goslitmuz.ru/poster/7376/