Category: музыка

(no subject)

***
Когда мне плохо, слушаю хиты -
Те песни, что заезжены, запеты.
Кому-то вторя, вопрошаю: "Где ты?"
Клянусь, кому-то вторя: "Только ты!"
Беру чужую песню напрокат.
А как ещё мне с жизнью объясниться,
Где счастья нет, покой всего лишь снится,
И за рассветом следует закат?
И почему-то бедному клише,
Которое затаскано, затёрто,
Дано сегодня на разрыв аорты
Мне всё поведать о моей душе.
07.12.2019

ИЗ ПРЕЖНИХ СТИХОВ:

***
Сказать, каков мой род занятий?
Раскинув руки для объятий,
Встречать грядущую зарю,
Которую благодарю
За то, что так приходит кстати,
За то, что так себе верна,
И в мир, в котором ночь черна,
Она такую вносит ясность,
Что понимаешь: мрак лишь частность,
И дивно явь озарена.
2016

(no subject)

Суббота – новые стихи.
***
И никакой изюминки в конце.
Что у тебя, о жизнь, с воображеньем?
Ведь мы всегда кончаем пораженьем
И очень часто с мукой на лице.
Зачем плодить избитые концы
И штамповать банальные развязки?
Ведь ты способна на такие сказки,
Какими бредят старцы и юнцы.
Тебе, наверно, надо взять отгул
И в тишине подумать о финале,
И сочинить такой, чтоб все сказали,
Узнав о нём, восторженное "Cool!
Ну ты даёшь!, - твердили, - вот так да!
Скорей бы пролетели все года".

***
Спасибо музыка за то....
Владимир Соколов

Спасибо, музыка, что ты,
Когда всё косо шло и криво,
Меня учила терпеливо,
Как свет извлечь из темноты,
Как без усилий воспарить,
Как после в тонику вернуться,
Как с музой мне не разминуться,
Чтоб дальше в рифму говорить.

***
Да можно ли жить тяжело, монотонно,
Коль в мире есть слово, а слово бездонно.
Оно то загадками заговорит,
То падает камнем, то дивно парит,
То ловко темнит, то вселяет надежду,
То вдруг заставляет читать где-то между,
Читать где-то между струящихся строк,
Которые треплет шальной ветерок,
Мешая понять, что же всё-таки значит
То слово, чья суть так тревожно маячит.

***
О время, прости ты меня, ну прости,
Что в детстве спешила скорей подрасти,
Что я торопила тебя, подгоняла,
В итоге десяток восьмой разменяла,
А, может, девятый. Сама не пойму.
Зачем я спешила? Куда и к кому?
Верни меня в годы мои молодые.
Мне так не идут эти пряди седые.
Прости, что опять я к тебе пристаю.
Ты мчишься куда-то, а я отстаю.
Меня одолела проклятая хворость.
А я обожаю летучесть и скорость.
А я так боюсь, твою резвость любя,
Хотя б на полшага отстать от тебя.

***
Да нам уже давно вдолбили,
Что, как бы нас здесь ни любили,
Нас нет возможности спасти,
И каждый должен крест нести.
Но есть возможность с кем-то рядом
Таким обмениваться взглядом
На этом горестном пути,
Что станет весело идти,
Как будто бы не крест, а крылья
Несём легко и без усилья.

ИЗ ПРЕЖНИХ СТИХОВ:

***
Живи, младенческое «вдруг»,
Уже почти замкнулся круг,
Уж две минуты до конца,
И вдруг – карета у крыльца.
И вдруг – средь чащи светлый луг.
И вдруг – вдали волшебный звук.
И вдруг – жар-птица, дед с клюкой,
Края с молочною рекой.
Уходит почва из-под ног,
Ни на одной из трёх дорог
Спасенья нету, как ни рвись.
Но вдруг, откуда ни возьмись...
1979

(no subject)

***
Я знаешь почему не ухожу?
Я много здесь такого нахожу,
С чем ну никак не в силах я расстаться,
Поэтому решила здесь остаться.
И если говорить о мелочах,
То я люблю прогулки при свечах,
Особенно, когда их треплет ветер.
А для меня гулять при зыбком свете,
Как видеть сладкий и тревожный сон.
Ещё люблю Дассена и шансон,
Особенно вот этот, горьковатый,
Разлукой неминуемой чреватый,
Хоть он поёт: «Салют. И снова я».
Ещё люблю небесные края,
Которые светлеют в час рассвета.
Короче, я люблю и то, и это,
И это всё лишь мизерная часть
Всего того, что не должно пропасть,
Всего того, что в этом мире держит,
И горечь расставания содержит.
И я, чтоб эту горечь заглушить,
Решила здесь как можно дольше жить.
15.09.2019

(no subject)

***
Нас позабудут, а потом
Забудут тех, кто нас забудет,
И ветер те следы остудит,
Что вьются в мире обжитом.
Но вдруг когда-нибудь опять
Воскреснет сыгранная нота,
Заставив чуткого кого-то
Заплакать или просиять.

(no subject)

Суббота – новые стихи.

***
Подумать только! Птичьи трели -
Они совсем не устарели,
И юным кажется рассвет,
И небу тоже сносу нет.
Кто в прошлом дне не застревает,
Тот сроду не устаревает.
Я тоже девочка внутри.
На внешний облик не смотри.
И назначает мне свиданье
Не кто-нибудь, а мирозданье.
Хоть я ещё объята сном,
Оно маячит за окном.

***
Я смены дней не замечаю.
Я просто каждый отмечаю,
Как красный день календаря.
Сегодня алая заря,
А я в заре души не чаю.
Дней бесконечна череда,
А для меня любой - среда,
Благоприятная для жизни
Везде. И даже здесь, в отчизне,
Где жить и счастье, и беда.

***
Ну зачем мне менять широту, долготу,
Небо это на то, крону эту на ту?
Ну зачем мне менять обжитой этот край
На неведомо что, на сомнительный рай?
Ну зачем мне стремиться куда-то туда,
Если всюду со счастьем граничит беда?
Если только лишь здесь с самой давней поры
Знаю я наизусть проходные дворы,
И по солнышку летом, по снегу зимой
Я могу, точно в детство, вернуться домой.

***
А утро настало и ясность внесло.
Не только напомнило день и число,
Но даже маршрут помогло мне наметить,
Но даже смогло на вопросы ответить,
Которые я умудрилась задать.
Ещё попросило в тоску не впадать
И дивные планы свои огласило,
И долго свои небеса не гасило.

***
Всех прочих пронзительней первая нота,
Которая до пробужденья и взлёта,
До счастья, до боли, до горькой любви.
Пока не затихла, расслышь, улови.
В ней всё уже есть: невозможность, возможность,
И жизни клише, и цветущая сложность.
Она так пронзительно может звучать,
Что, если с неё своё утро начать,
Не зная, что ждёт вон за тем поворотом,
То верь - всё пойдёт, как по нотам, по нотам.

ИЗ ПРЕЖНИХ СТИХОВ:

***
Нам август, уходя, позолотил пилюлю:
Позолотил листву, скользнул лучом по тюлю
В распахнутом окне, прошелестел садами,
И одарил сполна сладчайшими плодами,
Чтоб мы вкусили миг разлуки горько-сладкий;
Позолотил строку в исписанной тетрадке,
Где маются слова, тире и запятые
В попытке удержать мгновенья золотые.
1986

(no subject)

Суббота – новые стихи.
Полная видеозапись вечера в Хайфе

***
Оставь немного лета
На зябкий мёрзлый день.
Оставь немного света,
Чтоб им разбавить тень,
Оставь немного счастья,
Чтобы в тоску не впасть,
И прояви участье,
Не дав во тьме пропасть.
Кого я окликаю
И просьбами гружу?
Не ту ли птичью стаю,
Под чьим крылом брожу?

***
Живу под облаком пушистым,
В среде воздушной, в поле чистом,
Средь льнущих трав, под ветерком.
Зайди по ссылке: точка com.
Зайди, чтоб оказаться где-то
В начале сказочного лета,
И вмиг из виду упустить
Всё, что велит тебе грустить
И зыбкой делает границу
Меж "горевать" и "веселиться".

***
Где бы спрятаться, чтоб не нашли
Нас грядущие вторники, среды,
Четверги, приносящие беды,
Чтобы все они мимо прошли?
Где бы так поселиться, чтоб к нам
Все удачи, забавы, веселье
Приходили справлять новоселье
Под весенний неистовый гам
Птичьей стаи? И тем, кто гоним
И не вечен, куда бы податься,
Чтоб всегда на глаза попадаться
Лишь удачам, удачам одним?

***
Жизнь пойдёт без меня
И легко, и вприпрыжку,
Старика хороня
И рожая малышку.

Жизнь пойдёт без меня,
Скоростей не сбавляя,
И куда-то маня,
И виясь, и петляя.

И любимчиков нет
У неё, у беспечной.
Кто явился на свет,
Тот сойдёт на конечной.

И по краю скользя,
Будет жизнь продолжаться,
И за это нельзя
На неё обижаться.

***
Познавая пространство, впадаю в тоску.
Вот ходила бы век по тому же леску,
Вот топтала бы вечно всё ту же тропинку,
Вот смотрела бы вечно на ту же картинку
И считала бы: где-то живут чудеса,
Небывалого цвета висят небеса,
Под которыми дивное диво таится,
И какая-то явь неземная творится.
Я взяла и свернула с дорожки своей
На другую, которая прежней новей,
И попала туда, где ещё не бывала,
И подумала: лучше бы я уповала,
Уповала на чудо, на ту благодать,
Что простыми словами нельзя передать.

***
День красиво и медленно дух испустил,
С нами нежно простился и всё нам простил.
Даже то, что легко без него обойдёмся
И легко с новым днём наступившим сойдёмся.
Но и день не пытался бы нас удержать,
Если б стала нам гибель всерьёз угрожать.

***
А сегодня, когда мы проснулись и встали,
Нас весенние стаи вовсю освистали,
Уверяя, что зряшной попытка была
При наличии неба прожить без крыла.
Им, таким музыкальным, таким окрылённым,
Непонятно, как можно прожить приземлённым,
Как же можно всю жизнь на земле провести,
Не пытаясь подобье крыла обрести.

***
Всё уляжется однажды, всё уляжется,
И какой-нибудь просвет вот-вот покажется.
А покуда всё не так и всё не клеится,
Остаётся только верить и надеяться -
Только это немудрящее занятие,
Что целебно, как сердечное объятие.

-----------------------------------------
Вечер Ларисы Миллер в Хайфе 20 мая 2019:
https://www.youtube.com/watch?v=sCvaeS6uwQc

(no subject)

Суббота – новые стихи.
ОТР, Лариса Миллер «От автора».

***
Не капризничай. Ешь, что дают.
А дают, как обычно, окрошку,
Где намешано всё понемножку:
Счастье, горе, сиротство, уют,
Ночь бессонная, добрая весть,
Чтобы горечь ночную заесть.

***
Я в утренних лучах купалась
И небу на глаза попалась.
Оно спросило: "Любишь жить?
И я люблю. Давай дружить.
Тебе я - свет, а ты мне - строки.
Тебе не стану ставить сроки.
Когда захочешь, помолчи.
Я тоже погашу лучи.
Захочешь, и на ветер бросишь
Слова. И ветерок попросишь
Пригоршню слов зажать в горсти,
И взмыть, и мне их принести".

***
Мой день текущий, ты течёшь
Под щебет пташки,
И бьёт тебя волненья дрожь,
Бегут мурашки.
И я, тетрадку теребя,
Слегка волнуюсь,
И просишь ты воспеть тебя,
Я повинуюсь.
И воспеваю штрих любой,
И близь, и дали,
И вижу я, что мы с тобой
Во всём совпали:
И я за то, чтоб свет не гас
И длилось пенье,
И пробирает нынче нас
Дрожь нетерпенья,
И остаётся лишь шажок
До благодати,
И тает в воздухе снежок,
Пойдя некстати.

***
Известно Богу одному,
И слава Богу,
Что нечто ведомо Ему
Про путь-дорогу,
Про эти тающие дни,
Про миги эти.
Мы, значит, всё же не одни
На белом свете.
И некто мудрый свысока,
Вернее, свыше,
Глядит, раздвинув облака,
С небесной крыши
На дольний мир. И хоть помочь
Не сможет чадам,
Зато Он всех, идущих в ночь,
Проводит взглядом.

***
Тем нынче хороша среда,
Что в среду не стряслась беда.
Тем нынче хороша суббота,
Что осчастливила кого-то.
Тем нынешний хорош четверг,
Что свет до ночи не померк.
Тем хороши все дни недели,
Что на свиданье к нам летели
Не для того, чтоб помешать,
А чтобы дать нам подышать.

***
А нынче новый голосок
В хор птичий влился -
Хрустален, нежен и высок
Запел, не сбился.
Я тоже верхним "ля" блесну
В весеннем хоре.
Куда приятней петь весну,
Чем мыкать горе.
Счастливым быть куда трудней,
Чем быть несчастным.
И можно ль к блеску вешних дней
Не быть причастным,
Коль всё, что надо для любви,
Плывёт нам в руки.
Ты только знай себе лови
Цвета и звуки.

***
Проснулся - приготовься к бою.
Не то с собой, не то с судьбою,
Которая зовётся рок.
Она скрутить в бараний рог
Спешит, а ты не поддавайся.
А ты вставай и одевайся.
Едва умоешься, поешь,
Ступай на воздух. Воздух свеж.
И погляди счастливым взглядом
На вешний лес, который рядом.
Ну а с судьбой, сулящей хворь
И беды, даже и не спорь.
У вас с ней разный взгляд на вещи:
Твой - ясный, а её - зловещий.
Она - про яму впереди,
А ты и ухом не веди.
Она - про смерть шипит, лютуя,
А ты слоняйся, в ус не дуя,
Под небесами, что цветут,
И сеют блики там и тут.

***
А сказать вам мою точку зрения?
Мир хорош лишь во время парения.
Лишь когда воспаряет душа,
Мир прекрасен и жизнь хороша.
Тем хотя бы, что так непохожа
На земную, где, душу тревожа,
Чередуются вторник, среда,
Будни, праздники, счастье, беда,
Ночь, которая ада кромешней,
Свет в окошке лазоревый, вешний.

-----------------------------------------------

Лариса Миллер в программе Ромы Либерова и Владимира Раевского «От автора».
Общественное телевидение России, 16.04.2019:
https://otr-online.ru/programmy/ot-avtora/larisa-miller-izmenchivost-zhizni-moya-lyubimaya-tema-36600.html?fbclid=IwAR342E8xg3FkzaJ5LF7JZkmtB-axXO6WxJmifCJnpqiKqTxpMzd_8pe9TDg

(no subject)

Суббота – новые стихи.
«Драма первой любви».

***
Меня волнуют темы те же,
И нынче чаще, а не реже
Касаюсь я подобных тем -
Всех этих "Кто я?" и "Зачем?"
И точно так же я стенала,
Когда я только начинала.
И хоть прошло сто тысяч лет,
Не отыскала я ответ.
Казалось, носом землю рыла,
Но тему так и не закрыла.
Тьму умных книжек подняла,
Но ничего не поняла.
Ландшафт и время - всё менялось,
И я жила, не уклонялась,
И не пыталась избежать
Того, сего, и прочь сбежать.
И мой вопрос весьма избитый -
Он и сейчас вопрос открытый.
А вдруг мне вовсе ни к чему
Понять зачем и почему,
А вдруг закрыть вопрос ответом,
Как затворить окошко летом.
А вдруг вопросы все решить,
Как дом свой воздуха лишить.

***
Почему так печально кончается
Всё у всех, залетевших сюда?
Кто-то с кем-то вначале встречается,
Чтоб расстаться потом навсегда.
Ну а коль всё известно заранее,
Коль угадано всё наперёд,
То зачем же тогда мироздание
Нас так зА душу цепко берёт?
То зачем же тогда эти песенки
Из созвучий, легчайших на вес,
Для чего невесомые лесенки
Небожитель спускает с небес -
Эти лесенки слов, что качаются
Там, где ветер, где дождь моросит,
Где всё то, что вовек не кончается
Временами под счастье косит?

***
Ну что поделать? Счастье врёт.
Ну что поделать? Счастье - липа.
Но обожаем мы до всхлипа
Весенней липы терпкий мёд.

Ну что поделать? Счастье - дичь.
Но эту дичь несёт влюблённый.
Внемли ей, счастьем озарённый,
И не пытайся суть постичь.

Ну что поделать? Счастье - вздор,
Фантом, иллюзия, афёра,
Но от таинственного флёра
Не отвести счастливый взор.

***
А музыку бессмертную играть
Способен тот, чья участь умирать.
Способны тленных, бренных тварей руки
Извлечь неумирающие звуки.
И заглянувший в этот мир на срок -
Он сотворить бессмертный опус смог -
Ту музыку, что хоть и вечно длится,
Бессмертием не может поделиться
Ни с тем, кто это чудо сотворил,
Ни с тем, кто, внемля чуду, воспарил.

***
Мне для стихов причина не нужна.
Достаточно того, что я живая
И трепещу, как капля дождевая,
Что воздухом сырым окружена.
Что трепещу? - Ума не приложу.
А впрочем, разве жизнь - не страх и трепет?
А вдруг звезду мне жёлтую налепит
Судьба-злодейка. Вот я и дрожу.
Куда ни глянь - всё повод для стиха,
Для исповеди или для боязни.
Куда ни глянь - всё маленькие казни
Надежд и мечт, к которым жизнь глуха.
Ну чем не повод, чтоб, раскрыв тетрадь,
Ждать, что слова в таком порядке встанут,
Что на любой вопрос ответом станут,
Или вопрос помогут мне задать.

***
Кругом сплошное бескорыстье.
Чего хотят, к примеру, листья,
Когда под ветром шелестят,
Сияют и росой блестят?
Чего хотят, к примеру, блики?
Какой секретный план великий
Вынашивает каждый блик,
Меняя место каждый миг?
Что вешний ветер замышляет,
Когда меж ветками шныряет?
Какие тайные дела,
Тропа, которая вела
Меня, в тихую провернула,
Когда тишком в овраг нырнула?
О как прекрасно в их кругу!
А вдруг я тоже так могу,
А вдруг и мне похвал не надо -
Стишок придумала и рада,
На свет явилась и гощу,
Под солнцем места не ищу.
Живя с душою нараспашку,
Не жду, что мне дадут поблажку,
Иль что-то ценное дадут
За мой миражный сладкий труд.

***
Какое счастье! Всюду непонятки,
И мир земной со мной играет в прятки
И разные загадки задаёт,
И времени подумать не даёт.
А непонятки на пробел похожи,
И так волнуют, что мороз по коже.
И всё же пусть останется пробел,
Чтоб в нём сияло небо, ветер пел.
И всё же пусть останется прореха.
Она важнее, чем любая веха,
Поскольку безымянна и пуста.
Она - подобье чистого листа,
Лакуны и пролома, и просвета,
Пространство для счастливого ответа.

***
Пора удариться в бега.
Вот только бедная нога
В снегу размокшем вязнет, вязнет,
А воздух вешний дразнит, дразнит,
Хмельной и сладкий, как нуга.
И тянет что-то поменять,
И что-то срочно предпринять,
На что-то дерзкое решиться,
А завершится, завершится
Стишком, что сладко сочинять
Про то, про это, про побег,
Про вешний ноздреватый снег.

-----------------------------------------------

Драма первой любви

Моё становление проходило под воздействием бабулиных лозунгов. Бабуля моя, будучи педагогом по образованию, всегда имела какой-нибудь лозунг наготове. Любимыми были такие: "Не можешь – научим. Не хочешь - заставим", "Действуй через не могу, через не хочу", "Любишь кататься, люби и саночки возить" и особенно актуальный для сегодняшнего рассказа - "Береги честь смолоду". И я ее берегла. Еще как берегла.

Когда мне было четырнадцать лет в моей жизни появился черноглазый, черноволосый Натан, который был старше меня на целых семь лет. Появился он летом в Гаграх, куда мы с мамой и отчимом ездили несколько лет подряд. Снимали мы комнату у одной и той же хозяйки, так что виделись часто. И при каждой встрече сердце мое билось все чаще, а Натан все чаще останавливал на мне взгляд своих темных бархатных (так, кажется, говорят) глаз. Кончилось тем, что он стал помогать мне извлекать квадратный корень. Так как моя легкомысленная мама решила задержаться на море на две недели сентября, то я опаздывала в школу, где как раз в это время проходили извлечение корня. Вряд ли я что-нибудь усвоила из его объяснений, но зато я точно поняла, что влюбилась.

Всё это я уже живописала в своей прозе "Север, юг, восток и запад": и экстремальную посадку в поезд, везущий нас с юга в Москву, и неожиданное появление в поезде Натана, прервавшего ради меня свой отпуск, и чернильную надпись, которую сделал Натан на моем запястье, написав свое имя и веля мне читать его вперед и назад. Всё было значительно, незабываемо и головокружительно. Но в Москве мама, чего-то испугавшись, прервала наши встречи. И когда мой "черный принц" позвонил, велела сказать ему, что я учусь в двух школах - музыкальной и общеобразовательной (именно так я выразилась), и у меня нет времени на встречи с ним. Сердце мое обливалось кровью, но я была послушным ребенком.

Когда мне стукнуло шестнадцать, Натан возник снова. Он уже кончил строительный институт, носил бутылочного цвета велюровую шляпу, работал на стройке и знакомил меня со своими друзьями. Я училась в девятом классе. Нас только за год до этого объединили с мальчиками, которые на фоне Натана казались мне сущей мелюзгой. Однако мама следила, чтобы наши встречи не были слишком частыми. Иногда Натан возил меня к своему другу, живущему в густонаселенной квартире на Волхонке. Вот туда мы и ехали на медлительном и тяжко вздыхающем троллейбусе, когда Натан спросил меня, как я прожила те несколько дней, что мы не виделись. Я принялась перечислять куда я ходила и с кем. Сказала, что мне звонил один из его приятелей и пригласил погулять, а другой его приятель позвал в консерваторию. "В общем Ларка пошла по рукам" - смеясь, произнес Натан. Я побледнела, потом покраснела, потом замолчала. Заметив мою странную реакцию, Натан спросил: "Ты что, обиделась что ли?" Я молчала. "Я же пошутил. Да и что я такого сказал?". Как "что такого"? - в ужасе думала я. Да он сказал то, через что нельзя переступить. Я была начитанным ребенком и знала, что "пошла по рукам" - это что-то очень плохое и простить Натану эти слова я никак не могу. Никак, никогда. Натан еще пытался меня рассмешить, что-то говорил, пытался взять за руку, которую я вырывала. Поняв, что дело плохо, он решил припугнуть меня: "Я сейчас сойду. Ты пойдешь со мной или поедешь дальше?". Я, отвернувшись, смотрела в окно. Он поднялся. "Ты идешь?". Я не поворачивала головы. Сердце мое разрывалось. Но выхода не было. "Береги честь смолоду", - слышала я бабушкин голос. Вот когда всё решалось. Натан медленно пошел к двери. Я чувствовала его взгляд, но не шелохнулась. Он сошел и, пройдя по тротуару, подошел к окну, возле которого я сидела. Я отвернулась, чтобы он не видел моих слёз. Я не помню свой дальнейший маршрут. Его застилали слёзы. "Все кончено", - стучало в голове. "Все кончено". Но выхода не было. Переступить через сказанное Натаном я не могла.
Я берегла честь, но как это больно.

Лариса Миллер
21.03.2018

(no subject)

Суббота – новые стихи. «НГ exlibris» - «Волшебный фильм Резо Габриадзе». Запись концерта в Музее Булата Окуджавы

***
О жизнь, я всегда на твоей стороне,
Поскольку ты жить не умеешь в броне,
Поскольку лучистая ты, дождевая,
Ранимая, хрупкая, то есть живая,
Поскольку не циклишься ты ни на чём,
Стремительно тая, как снег под лучом.

***
Какой же восторг я тогда испытала,
Когда я впервые по небу летала.
Мы с мамой летели куда-то на юг,
И вышел пилот из кабины, и вдруг
Спросил, на меня очень весело глядя:
"Ну как?" "Покачай посильней меня, дядя".
"А ты не боишься?" "Совсем не боюсь".
Я точно ведь знала, что не разобьюсь,
Я знала, что мы прилетим, куда надо,
Что я в этом мире любимое чадо,
И всё у любимого дитятки есть.
Мне было тогда то ли пять, то ли шесть,
И мир был надёжным, уютным и прочным,
Коль были проблемы, то с зубом молочным,
Который так сильно качался во рту,
Как тот самолётик со мной на борту.

***
Сад поредел, потом зарос,
Потом замёрз, потом согрелся,
И всё же никуда не делся
Висящий в воздухе вопрос.
И луч пронзал его с утра,
И ветры вольные трепали,
Но на него ответ не дали
Ни луч рассветный, ни ветра.
Трепещет в воздухе: "Куда?"
И трепыхается: "Откуда
Сие немыслимое чудо
И непосильная беда?"

***
Где тут можно поскулить
Безбоязненно и вволю
И, свою оплакав долю,
Слёзы щедрые пролить?

Где тут можно отыскать
Потаённое местечко,
Где готовы человечка
Пожалеть и приласкать?

Где тут душу облегчить,
Но при этом так устроить,
Чтобы ближних не расстроить
И родных не огорчить?

***
Нынче спрос на глаголы "летать, трепетать",
На глаголы "воспрянуть, взлететь, встрепенуться",
На возможность в лазоревый свет окунуться,
На неслыханный шанс под лучом расцветать.
А слова "безнадёжно, кромешно, темно,
Безысходно и мрачно", не пользуясь спросом,
Растворяются где-то в тумане белёсом,
Пропадают из виду, уходят на дно.

***
На белом свете жить
Есть труд неблагодарный.
Давай с тобой кружить,
Танцуя танец парный,
Из мига в новый миг
Легко перелетая,
Как тот небесный блик,
Что может, пропадая
И тая, как мираж,
Вновь вспыхнуть, светом бредя,
Из лёгкости пропаж
Не делая трагедий.

***
Нынче ночь на дворе, но она вся из света,
Потому что на свете июньское лето,
Потому что жасмин меня знает в лицо
И кладёт свою ветку ко мне на крыльцо.
И кладёт на крыльцо свою белую ветку,
Обеспечив тем самым ещё и подсветку.
Значит, надо и мне свою лепту внести
И улыбкой светиться, от счастья цвести.
Ну не быть же под этой светящейся кроной
То ли чёрной овцой, то ли белой вороной.

***
Жизнь покатится дальше,
Конечно, покатится.
Вон мелькнуло вдали
Её пёстрое платьице,
Вон раздался вдали
Её радостный смех.
Молодец, что смеётся.
Уныние - грех.
Мне её не догнать.
Что ж, такое случается.
Всё, однажды начавшись,
Когда-то кончается.
Но, ей-богу, беда моя невелика,
Буду взглядом следить за ней издалека:
Как летит эта жизнь,
Как она удаляется,
То исчезнет из глаз,
То опять появляется.

-------------------------------------

***
28.06.2018, «НГ exlibris»,
«Нежно о горестном. Волшебный фильм Резо Габриадзе…»
http://www.ng.ru/style/2018-06-28/16_7254_gabriadze.html

***
Полная запись концерта в Музее Булата Окуджавы 24.06.2018.
Спасибо Лене и Володе Моргачевым за эту съемку
https://youtu.be/IBsoINQGcLc

(no subject)

Суббота: новые стихи.
Вчера нам было 56. Фото сверху: во Дворце бракосочетаний на ул. Грибоедова 2 февраля 1962 г.
Принимаем поздравления.

***
Мне не надо жизни отдельной.
Я хочу, как крестик нательный
Быть всегда и везде с тобой,
Днём и ночью, и в миг любой.
Пусть Господь нам это устроит.
Ведь Ему ничего не стоит.

***
Тень от вспугнутой птицы куда-то метнулась,
Свет слабеет, и вера в него пошатнулась,
Потому что опять его взял и спугнул
Дикий морок, что палку опять перегнул
И сгустил черноту до такого предела,
Что, в какую бы сторону я ни глядела,
Ни просвета, ни искорки, ни огонька
Не видать. Остаётся лишь сесть на конька
На любимого, чтобы о свете, о свете
Хлопотать. Ради света, попавшего в нети,
Ради света, который угробила мгла,
Тот достать, что для чёрного дня берегла.

***
А жизнь измеряют в каких единицах?
Вот я, например, измеряла бы в птицах
И в бабочках пёстрых, и в ярких цветах,
А вовсе не в сутках, не в днях, не в летах.
По мне, чем сирени избыточней пенность,
Тем выше земного мгновения ценность,
А ежели дни из лучей сплетены,
То им вообще уже нету цены.

***
Да и люди живут здесь на птичьих правах,
И сильны не на деле, а лишь на словах,
И ничем и никем они здесь не владеют,
Разве что от весеннего солнца балдеют.
А как кончат от вешнего солнца балдеть,
Так тоскуют, не зная, куда себя деть.

***
Коль утро начинать с дежурной переклички,
То множество имён останется без птички.
Коль утром огласить длиннющий список весь,
То далеко не все ответят звонким "здесь",
Поскольку мы всегда кого-нибудь теряем,
Когда в текущий день гурьбой, гуртом ныряем.
И надо бы того, кто не сумел нырнуть,
Попробовать спасти, окликнуть и вернуть,
Окликнуть и вернуть, и галочкой пометить,
И сделать так, чтоб он "я здесь" сумел ответить.

***
А жизнь мне хвостиком виляет
И всё на свете позволяет.
Мне позволяет рано встать
И сотворенье дня застать.
Застать мгновение побелки,
Когда снежок слетает мелкий,
Застать замедленный процесс
Покраски утренних небес.
И даже дарит мне возможность
Самой понять всю лёгкость, сложность
Творения, когда из строк
Я созидаю свой мирок.

***
Что бы ни было, я - на твоей стороне,
О, голубушка жизнь, на твоей я сторонке,
Я на той стороне, где, ступая по кромке,
Не могу не играть на певучей струне.
Вот и нынче, чуть свет, подтянула колки.
И, хотя инструмент мой сегодня не строит,
Жду - пошлёшь ты мне миг, что мгновенно настроит
И устроит всё так, что светлы и легки
Будут песни. И этот счастливый напев
Будешь слушать и ты, не дыша, замерев.

***
Давайте поплачем. Не надо стесняться
Того, что нам лица родимые снятся,
Того, что так тянет всех тех помянуть,
Кого не дано ни забыть, ни вернуть.
Давайте немного попляшем от печки,
Припомнив смешные ребячьи словечки,
Припомнив давнишнее наше жильё,
Где булькает в баке чужое бельё,
Где дикой мигренью страдает соседка,
Где смотрит сирени цветущая ветка
В забытое богом и всеми окно,
Которое, может, затем и дано,
Чтоб мы те миры, что не знают продленья,
Омыли прозрачной слезой умиленья.

***
А твой недуг неразличим
И потому неизлечим.
Твоя беда неуловима
И потому непоправима.
И одержим ты день-деньской
Необъяснимою тоской,
И обречён ты на томленье,
Что не имеет исцеленья.