Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

(no subject)

Суббота. Новые стихи.
***
Мне, например, сегодня хочется
На звуках дня сосредоточиться.
И начала я в шесть часов
С весенних птичьих голосов.
И убедилась - все достойные:
Солист заливист, хоры стройные.
Потом, послушав птичий гам,
К людским прислушалась шагам,
Потом к беседам по мобильному...
О, как я рада дню стабильному!
О, как я рада звукам дня,
Дня, пощадившего меня,
Тебя, детей, друзей, всё прочее,
До этой жизни столь охочее.

***
А птичка вешняя поёт,
Пример нам, грешным, подаёт.
Нас учит заниматься делом,
Служа ему душой и телом.
Стремиться к цели напрямик,
Не отвлекаясь ни на миг
На то, на сё, на то, на это.
Конец ли дня, конец ли света -
Она поёт, чтоб отыскать
Того, с кем можно запускать
В урочный час проект пилотный:
"Заботы птички перелётной".

***
"Остановись мгновенье..."
Фауст

Я даже и не думаю пытаться
Уговорить мгновение остаться.
Оно ведь мне ответит: "Не могу.
Я всё привыкло делать на бегу."
Оно мне скажет: "Я тобой любимо
Лишь потому, что призрачно и мнимо,
И, как мечта, как чаемая весть,
Тебе не успеваю надоесть."

***
Но даже и придя в негодность,
Я не поверю в безысходность.
Мне кто-то шепчет: "Выход есть.
Какой решаешь предпочесть?
Простой? Пожарный? Иль запасный?
Любой приводит к цели ясной.
А есть ещё и потайной,
Ведущий к цели неземной".

ИЗ ПРЕЖНИХ СТИХОВ:

***
Мы одержимы пеньем.
И вновь, в который раз,
Ты с ангельским терпеньем
Выслушиваешь нас.
О слушатель незримый,
За то, что ты незрим,
От всей души ранимой
Тебя благодарим.
Чего душа алкала —
Не ведает сама.
От нашего вокала
Легко сойти с ума.
Но ты не устрашился.
И, не открыв лица,
Нас выслушать решился
До самого конца.
1987

(no subject)

Воскресенье. Новые стихи.
«Три загадки…»

***
Хоть нас нельзя обезопасить,
Но можно нашу участь скрасить,
Пилюлю нашу подсластить
И чем-то сладким угостить
Апрельским чем-то, свежим, вешним,
С каким-то привкусом нездешним.
29 марта 2020 г.

***
Ты, тоска, помолчи. Тебе слова не дали.
Пусть со мной говорят лучезарные дали.
Пусть утрами со мной говорят небеса.
С удовольствием слушаю их голоса.
А твои охи-вздохи, твоё бормотанье -
Это чистая мука, одно испытанье.
А тоска мне в ответ: "Слова я не прошу.
Просто рядом с тобой посижу, подышу.
Может, тем, что скажу, я тебя огорошу,
Но тебя, так и знай, никогда я не брошу.
Все другие тебя тыщу раз подведут,
А меня позови - я всегда тут как тут.
Не звала, говоришь? Но скажу в утешенье:
Тот, кто истинный друг, тот не ждёт приглашенья".

***
Я не живу. Я пропадаю.
И всё же в ноты попадаю.
Грущу, что нету перспектив,
А получается мотив.
И даже из сердечной муки
Такие извлекаю звуки,
Как будто бы благодарю
Творца за раннюю зарю.

***
"Да не держи ты оборону.
Ведь говорю тебе: не трону", -
Судьба заверила меня
В начале нынешнего дня.
И мне охота ей поверить,
Одёжку вешнюю примерить,
Её проветрить, освежить,
Ушить, подшить и дальше жить.

-------------------------
«Семь искусств», мартовский номер:
«Три загадки Ларисы Миллер»
http://7i.7iskusstv.com/y2020/nomer3/miller/

(no subject)

Воскресенье – новые стихи.
***
И даже Шуберта забыли
И спохватились через век.
Река забвения и шире,
И полноводней прочих рек.
И чьи вылавливают сети
Того, кто канул на века?
Как может канувшего в нети
На белый свет вернуть река?
Как может горстка райских песен,
Которые Харон унёс
В подземный мир, что тёмен, тесен,
Вернуться и пленять до слёз?

***
Но что-то есть неумолимое
В существовании земном,
Хоть снова высь неутолимая
Маячит за моим окном,
В моё окно лучами целится
И нечто дивное сулит,
Мечтой заветной щедро делится
И по-младенчески гулит.
Куда ни глянь, для счастья поводы.
И всё же мигов череда
Горчит, как будто длятся проводы
Невесть зачем, невесть куда.

(no subject)

***
О боже, как нужны отлучки!
Я полагаю, даже тучке,
Висящей в выси голубой,
Надоедает быть собой.
Она, как быть собой устанет,
Так то дождём, то снегом станет.
И я, изменчивость любя,
Мечтаю выйти из себя,
В кого-нибудь переселиться,
А лучше вовсе раствориться.

***
Ты даже не знаешь, как ты ослепительно счастлив,
Как мир к тебе добр, как день бесконечно участлив,
И, ночь пережив и оставшись на утро живой,
Ты, выйдя из дома, дорожкой идёшь звуковой,
Где птицы тебя в свои тайны легко посвящают,
Пейзажи тебя безо всякой натуги вмещают,
Коль шастает ветер, одежду твою теребя
И в спину толкая, так это он, точно, любя.
А ежели он приставаньем тебя донимает,
Так это он просто тебя за свою принимает.

***
Лишь музыка способна возвращать
Туда, куда не надо возвращаться,
И встречу с теми, с кем пришлось прощаться,
Лишь музыка способна обещать.
Лишь музыка способна приводить
В какое-то тревожное смятенье,
И тихую беседу с тихой тенью
Она одна способна заводить.
И, слушая томительный минор,
И музыке невольно подпевая,
Вдруг понимаю: боль моя живая
И тени те волнуют до сих пор.

***
Завидую шустрым, летучим, бегучим,
Завидую всем, кто хворобой не мучим,
Завидую белке, синице, грачу.
Я тоже так шастать по миру хочу,
Летать, перепрыгивать с ветки на ветку.
А мне вот приходится выпить таблетку,
Чтоб выйти на улицу и не упасть
И в гости к синицам и белкам попасть.

ИЗ ПРЕЖНИХ СТИХОВ:

***
Встань, Яшка, встань. Не умирай. Как можно!
Бесчеловечно это и безбожно,
Безжалостно ребёнком умирать.
Открой глаза и погляди на мать.
Ты погляди, что с матерью наделал.
Она твоё бесчувственное тело
Всё гладит и не сводит глаз с лица.
И волосы седые у отца.
Он поправляет на тебе рубашку
И повторяет: «Яшка, сын мой, Яшка».
И повторяет: «Яшка, мой сынок».
Гора цветов. Венок. Еще венок.
... Пришел ко мне смешливым второклашкой.
Нос вытирал дырявой промокашкой.
И мы с тобой учили «I and You»,
«I cry, I sing» – я плачу, я пою.
Как жить теперь на свете. Жить попробуй,
Когда вот-вот опустят крышку гроба,
В котором мальчик, давний ученик.
Его лицо исчезнет через миг.
И нет чудес. Но, Господи, покуда
Ещё не наросла сырая груда
Земли, не придавили снег и лёд,
Приди, вели: «Пусть встанет. Пусть идёт».
1979

(no subject)

Суббота – новые стихи.
Публикация в «Новом береге»
***
С меня мои близкие нежно сдувают пылинки
И водят меня прогуляться по снежной тропинке,
И глаз отвести не способны от нас небеса,
И шепчут они, удивясь: "Чудеса, чудеса".
Семья моя - ангелы, хоть и не в ангельском чине.
И если жива я, то только по этой причине.
И верю: покуда средь ангелов этих живу,
То жизнь, хоть и хрупкая, не расползётся по шву.

***
Едва задумала писать,
Но не стихи писать, а прозу, -
Стихи тотчас же встали в позу
И стали грозно нависать
Над той страницей, что была
Отведена для этой прозы,
Но, как ни странно, смех и слёзы,
Весь мир, которым я жила,
Весь мир, что был высок, широк -
Весь уместился в восемь строк.

***
Лечу сквозь годы с ветерком,
На всех парах, а в горле ком.
Пытаюсь снизить обороты,
Но здесь стандартные полёты.
Здесь каждый день и час, и миг
Мы улетаем напрямик
Туда, где ветер, стихнув ловко,
Шепнёт: "Домчались. Остановка".

***
И каждый день наш быстротечный
Озвучен музыкой сердечной.
Я для неё ищу слова
Совсем простые, как трава.
Да ведь и музыка простая,
Но простота её - святая,
Поскольку каждый чистый звук -
Всего лишь сердца частый стук,
И это трепетное пенье -
Лишь сердца частое биенье.

ИЗ ПРЕЖНИХ СТИХОВ:

***
Мы одержимы пеньем.
И вновь, в который раз,
Ты с ангельским терпеньем
Выслушиваешь нас.
О, слушатель незримый,
За то, что ты незрим,
От всей души ранимой
Тебя благодарим.
Чего душа алкала –
Не ведает сама.
От нашего вокала
Легко сойти с ума.
Но ты не устрашился.
И, не открыв лица,
Нас выслушать решился
До самого конца.
1987
---------------------------------------------------
«Новый берег», № 67, 2019
Лариса Миллер, «Стихи разных лет»:
https://magazines.gorky.media/bereg/2019/67/stihotvoreniya-raznyh-let-6.html

(no subject)

***
Когда мне плохо, слушаю хиты -
Те песни, что заезжены, запеты.
Кому-то вторя, вопрошаю: "Где ты?"
Клянусь, кому-то вторя: "Только ты!"
Беру чужую песню напрокат.
А как ещё мне с жизнью объясниться,
Где счастья нет, покой всего лишь снится,
И за рассветом следует закат?
И почему-то бедному клише,
Которое затаскано, затёрто,
Дано сегодня на разрыв аорты
Мне всё поведать о моей душе.
07.12.2019

ИЗ ПРЕЖНИХ СТИХОВ:

***
Сказать, каков мой род занятий?
Раскинув руки для объятий,
Встречать грядущую зарю,
Которую благодарю
За то, что так приходит кстати,
За то, что так себе верна,
И в мир, в котором ночь черна,
Она такую вносит ясность,
Что понимаешь: мрак лишь частность,
И дивно явь озарена.
2016

(no subject)

Суббота – новые стихи.
***
И никакой изюминки в конце.
Что у тебя, о жизнь, с воображеньем?
Ведь мы всегда кончаем пораженьем
И очень часто с мукой на лице.
Зачем плодить избитые концы
И штамповать банальные развязки?
Ведь ты способна на такие сказки,
Какими бредят старцы и юнцы.
Тебе, наверно, надо взять отгул
И в тишине подумать о финале,
И сочинить такой, чтоб все сказали,
Узнав о нём, восторженное "Cool!
Ну ты даёшь!, - твердили, - вот так да!
Скорей бы пролетели все года".

***
Спасибо музыка за то....
Владимир Соколов

Спасибо, музыка, что ты,
Когда всё косо шло и криво,
Меня учила терпеливо,
Как свет извлечь из темноты,
Как без усилий воспарить,
Как после в тонику вернуться,
Как с музой мне не разминуться,
Чтоб дальше в рифму говорить.

***
Да можно ли жить тяжело, монотонно,
Коль в мире есть слово, а слово бездонно.
Оно то загадками заговорит,
То падает камнем, то дивно парит,
То ловко темнит, то вселяет надежду,
То вдруг заставляет читать где-то между,
Читать где-то между струящихся строк,
Которые треплет шальной ветерок,
Мешая понять, что же всё-таки значит
То слово, чья суть так тревожно маячит.

***
О время, прости ты меня, ну прости,
Что в детстве спешила скорей подрасти,
Что я торопила тебя, подгоняла,
В итоге десяток восьмой разменяла,
А, может, девятый. Сама не пойму.
Зачем я спешила? Куда и к кому?
Верни меня в годы мои молодые.
Мне так не идут эти пряди седые.
Прости, что опять я к тебе пристаю.
Ты мчишься куда-то, а я отстаю.
Меня одолела проклятая хворость.
А я обожаю летучесть и скорость.
А я так боюсь, твою резвость любя,
Хотя б на полшага отстать от тебя.

***
Да нам уже давно вдолбили,
Что, как бы нас здесь ни любили,
Нас нет возможности спасти,
И каждый должен крест нести.
Но есть возможность с кем-то рядом
Таким обмениваться взглядом
На этом горестном пути,
Что станет весело идти,
Как будто бы не крест, а крылья
Несём легко и без усилья.

ИЗ ПРЕЖНИХ СТИХОВ:

***
Живи, младенческое «вдруг»,
Уже почти замкнулся круг,
Уж две минуты до конца,
И вдруг – карета у крыльца.
И вдруг – средь чащи светлый луг.
И вдруг – вдали волшебный звук.
И вдруг – жар-птица, дед с клюкой,
Края с молочною рекой.
Уходит почва из-под ног,
Ни на одной из трёх дорог
Спасенья нету, как ни рвись.
Но вдруг, откуда ни возьмись...
1979

(no subject)

***
Я знаешь почему не ухожу?
Я много здесь такого нахожу,
С чем ну никак не в силах я расстаться,
Поэтому решила здесь остаться.
И если говорить о мелочах,
То я люблю прогулки при свечах,
Особенно, когда их треплет ветер.
А для меня гулять при зыбком свете,
Как видеть сладкий и тревожный сон.
Ещё люблю Дассена и шансон,
Особенно вот этот, горьковатый,
Разлукой неминуемой чреватый,
Хоть он поёт: «Салют. И снова я».
Ещё люблю небесные края,
Которые светлеют в час рассвета.
Короче, я люблю и то, и это,
И это всё лишь мизерная часть
Всего того, что не должно пропасть,
Всего того, что в этом мире держит,
И горечь расставания содержит.
И я, чтоб эту горечь заглушить,
Решила здесь как можно дольше жить.
15.09.2019

(no subject)

***
Нас позабудут, а потом
Забудут тех, кто нас забудет,
И ветер те следы остудит,
Что вьются в мире обжитом.
Но вдруг когда-нибудь опять
Воскреснет сыгранная нота,
Заставив чуткого кого-то
Заплакать или просиять.

(no subject)

Суббота – новые стихи.

***
Подумать только! Птичьи трели -
Они совсем не устарели,
И юным кажется рассвет,
И небу тоже сносу нет.
Кто в прошлом дне не застревает,
Тот сроду не устаревает.
Я тоже девочка внутри.
На внешний облик не смотри.
И назначает мне свиданье
Не кто-нибудь, а мирозданье.
Хоть я ещё объята сном,
Оно маячит за окном.

***
Я смены дней не замечаю.
Я просто каждый отмечаю,
Как красный день календаря.
Сегодня алая заря,
А я в заре души не чаю.
Дней бесконечна череда,
А для меня любой - среда,
Благоприятная для жизни
Везде. И даже здесь, в отчизне,
Где жить и счастье, и беда.

***
Ну зачем мне менять широту, долготу,
Небо это на то, крону эту на ту?
Ну зачем мне менять обжитой этот край
На неведомо что, на сомнительный рай?
Ну зачем мне стремиться куда-то туда,
Если всюду со счастьем граничит беда?
Если только лишь здесь с самой давней поры
Знаю я наизусть проходные дворы,
И по солнышку летом, по снегу зимой
Я могу, точно в детство, вернуться домой.

***
А утро настало и ясность внесло.
Не только напомнило день и число,
Но даже маршрут помогло мне наметить,
Но даже смогло на вопросы ответить,
Которые я умудрилась задать.
Ещё попросило в тоску не впадать
И дивные планы свои огласило,
И долго свои небеса не гасило.

***
Всех прочих пронзительней первая нота,
Которая до пробужденья и взлёта,
До счастья, до боли, до горькой любви.
Пока не затихла, расслышь, улови.
В ней всё уже есть: невозможность, возможность,
И жизни клише, и цветущая сложность.
Она так пронзительно может звучать,
Что, если с неё своё утро начать,
Не зная, что ждёт вон за тем поворотом,
То верь - всё пойдёт, как по нотам, по нотам.

ИЗ ПРЕЖНИХ СТИХОВ:

***
Нам август, уходя, позолотил пилюлю:
Позолотил листву, скользнул лучом по тюлю
В распахнутом окне, прошелестел садами,
И одарил сполна сладчайшими плодами,
Чтоб мы вкусили миг разлуки горько-сладкий;
Позолотил строку в исписанной тетрадке,
Где маются слова, тире и запятые
В попытке удержать мгновенья золотые.
1986