Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

(no subject)

Воскресенье. Новые стихи.
***
Судьба мне посылает весть,
А мне невмочь её прочесть.
И я испытываю муку,
Не разбирая жизни руку.
Про что она? Про рай? Про ад?
Я всё на свой читаю лад.
Я всё по-своему толкую:
Где надо плакать, я ликую,
Где надо паузу держать,
Спешу беседу поддержать.
Причину смеха, слёз и вздоха -
Ну всё я считываю плохо.
То важных не секу речей,
То куче разных мелочей
Большое придаю значенье.
Мученье, Господи, мученье.

***
Я знаю, что это не ради меня,
Я знаю, что это -
Обычные краски погожего дня,
Рутина рассвета.
Я знаю, что этот взволнованный хор,
Хрустальные трели -
Лишь будничный птичий простой разговор
О будничном деле.
И день, что встречает меня, как родной,
Листвою ажурной, -
Он просто обыденный, очередной,
С улыбкой дежурной.
И даже мне, вроде, хватает того,
Что я - не помеха,
Что день от меня не таит ничего -
Ни слёз и ни смеха.
И всё-таки в миг заревого огня
Для полного счастья
Мне хочется стать наступившего дня
Существенной частью, -
Такой - да простится мне дерзкая речь,
Сей бред да простится, -
Чтоб день без меня не способен был течь,
Сиять и светиться.

(no subject)

Суббота. Новые стихи.
***
Я жить хочу, но боли не хочу.
Я от сердечной боли так устала.
Она меня давно уже достала.
А коли так, зачем я здесь торчу?
На что я уповаю? Жду чего?
Кто знает, куда выведет кривая?
Ну что поделать, если боль живая
Есть продолженье счастья моего.

***
Хотя прозвучит слишком пышно и громко,
Скажу: лучезарной небесной каёмкой
Обшит, окружён, обрамлён, окаймлён
Мой нынешний день, натуральный, как лён.
Мой нынешний день, что из листьев и травок,
И ветра, и солнца, без всяких добавок.
И я не хочу, чтобы он истекал,
И чтобы мой срок на земле иссякал.
Тем паче, что дни мои - чистый Вермеер:
Пленительный, пёстрый и сказочный веер
Житейских обыденных сценок живых
Из светлых сторон и сторон теневых.
Но даже и в сумерках прячется где-то
Незримый источник нездешнего света.

ИЗ ПРЕЖНИХ СТИХОВ:

***
Пью этот воздух натощак,
По капле на желудок тощий...
Он окружен прозрачной рощей,
Весенней рощей – мой очаг.
Глаза открою – птичий гам,
И по мгновениям летящим
Веду движением скользящим,
Как пальчиком по позвонкам.
Ни кистью, ни карандашом,
А только оголенным нервом
Соприкасаюсь с мигом первым,
Где тайна бродит нагишом.
1983

(no subject)

Воскресенье. Новые стихи.
***
Лет в шесть записали меня в музыкалку,
Хоть я предпочла бы свой двор и скакалку.
Но мама хотела мой слух развивать
И к музыке с детства любовь прививать.
Мой голос был низок и пальцы неловки.
Но мама, за школу платя по жировке,
Твердила, что музыку папа любил,
Пока его фриц на войне не убил.
И, хоть я совсем не блестяще играла,
Но именно музыка мне диктовала
Какие-то буковки, строки, слова,
От коих кружилась моя голова.
Я позже узнала, что папа годами
Читал Пастернака и близким, и маме,
И томик какой-то его голубой
До гибели самой носил он с собой.
И, видимо, он завещал своей дочке
Читать и писать стихотворные строчки.

***
Хорошо на словах, а на деле, на деле
Мои годы ушли, мои дни пролетели,
И меня навсегда ущемили в правах,
Но зато нахожу утешенье в словах,
Где, как прежде, юна, весела, легконога,
Как всегда, влюблена в те слова, что от Бога.

(no subject)

Суббота. Новые стихи.
***
А лето звуками чревато.
Среди ветвей витиевато
Поёт всё утро певчий дрозд,
Из лёгких трелей строя мост,
Из лёгкой трели простодушной
Сооружая мост воздушный,
Чтоб по нему перелететь
Туда, где дальше можно петь
И окликать, и откликаться,
Не опасаясь примелькаться.

***
Господь, поставь меня в известность,
Когда родная эта местность
Пригодной станет для житья.
Ведь я давно живу, ведь я
Всё знаю про сию окрестность:
Привычку здешнюю страдать,
Тебе, Господь, надоедать
Своими просьбами, слезами
И пробавляться чудесами.
Но если всё же благодать
Вдруг осенит сей край земной,
Пошли, пожалуйста, за мной.

***
Возле самого, самого крова
Этим утречком двадцать второго
Куст жасминовый нежно расцвёл
И до слёз меня даже довёл
Тем, что он, ни на что не взирая,
Шелестит о наличии рая,
А про ад - ни гу-гу, ни гу-гу,
А вот я так совсем не могу.
Для меня и ромашка с тычинкой -
И она почему-то с горчинкой.
Проза жизни, где чайник скворчит -
И она почему-то горчит.

ИЗ ПРЕЖНИХ СТИХОВ:

* * *
Как под яблоней неспелый,
Несъедобный плод лежит…
Видит Бог, хочу быть смелой,
А душа моя дрожит.

И чего она боится
Под неспелых яблок стук?
Страшно ей, что жизнь продлится,
Страшно, что прервётся вдруг.
2002

(no subject)

Сегодня, 25 июня, День рождения Арсения Тарковского (1907-1989).
Вот одно из моих ранних стихотворений, которое очень понравилось А.А., и он просил меня посвятить ему эти стихи.

***
А.А. Тарковскому

Поверить бы. Икону
Повесить бы в дому,
Чтобы внимала стону
И вздоху моему.
И чтобы издалёка
В любое время дня
Всевидящее око
Глядело на меня.
И в завтра, что удачу
Несёт или беду,
Идти бы мне незрячей
У Бога на виду.
1967
------------------
«А если был июнь и день рожденья…»
Памяти Арсения Александровича Тарковского,
1989
http://larisamiller.ru/yesli.html

(no subject)

Завтра, 25 июня, День Рождения Арсения Тарковского.

Арсений Тарковский (1907-1989)

25 июня 1939 года.

И страшно умереть, и жаль оставить
Всю шушеру пленительную эту,
Всю чепуху, столь милую поэту,
Которую не удалось прославить.
Я так любил домой прийти к рассвету,
И в полчаса все вещи переставить,
Еще любил я белый подоконник,
Цветок и воду, и стакан граненый,
И небосвод голубизны зеленой,
И то, что я — поэт и беззаконник.
А если был июнь и день рожденья
Боготворил я праздник суетливый,
Стихи друзей и женщин поздравленья,
Хрустальный смех и звон стекла
счастливый,
И завиток волос неповторимый,
И этот поцелуй неотвратимый.

Расставлено все в доме по–другому,
Июнь пришел, я не томлюсь по дому,
В котором жизнь меня терпенью учит,
И кровь моя мутится в день рожденья,
И тайная меня тревога мучит,—
Что сделал я с высокою судьбою,
О боже мой, что сделал я с собою!


Лариса Миллер. Памяти Арсения Тарковского: "А если был июнь и день рожденья...":
http://www.larisamiller.ru/yesli.html

(no subject)

Воскресенье. Новые стихи.
***
Жизнь моя, пусти погреться.
Столько горестных вестей -
Никуда от них не деться -
Сердце рвут на сто частей.
Дождь неласково косится,
Продолжая тихий бег.
Ну к кому мне попроситься
На постой ли, на ночлег?
У меня ж на белом свете
Никого, опричь тебя.
И гуляет стылый ветер,
Куст озябший теребя.

***
Простите, что надоедаю,
Но я который год гадаю,
Зачем явились мы на свет.
А вдруг вы знаете ответ.
И слышу я: "О чём ты? Что ты?
Ей-богу, мне б твои заботы".

(no subject)

Суббота. Новые стихи.
***
А у меня вошло в привычку
Смотреть, куда поставил птичку
Рассвет, куда он бросил тень,
Какую потревожил сень,
Что счёл особо интересным
И осветил лучом небесным,
В чьих окнах радостно блистал,
Кого на свете не застал.

***
Пока я по миру кружу,
Я то и дело нахожу
Причины для сердечной боли.
Не то их слишком много, то ли
Я просто не туда гляжу.
Ищу, куда бы поглядеть,
Чтобы от счастья обалдеть.

ИЗ ПРЕЖНИХ СТИХОВ:

* * *
Так пахнет лесом и травой,
Травой и лесом...
Что делать с пеплом и золой,
С их лёгким весом?
Что делать с памятью живой
О тех, кто в нетях?
Так пахнет скошенной травой
Июньский ветер...
Так много неба и земли,
Земли и неба...
За белой церковью вдали
Бориса - Глеба...
Дни догорают не спеша,
Как выйдут сроки...
Твердит по памяти душа
Все эти строки.
1987

(no subject)

Воскресенье. Новые стихи.
***
Как жизнь? Ну если в двух словах -
Здоровье ОХ, погода АХ,
А чтоб сказать про всё на свете,
Боюсь, не хватит междометий,
Которые всех слов честней,
Поскольку связаны тесней
С болящим духом, с бедным телом
И выразительнее в целом.
И с губ коротенькое ОЙ
Слетает летом и зимой.
Слетает, вздоху подражая
И все слова опережая.

***
В окошко сунулась с вопросом,
Оно закрылось перед носом.
Не то закрылось на обед,
Не то приёма нынче нет.
И вот стою и озираюсь,
Стою и с духом собираюсь,
Не знаю, как себя вести
И где мне справки навести
Про эту странную планету,
Где никаких разметок нету,
Где даже надпись "Я здесь был",
И ту почти что дождик смыл.

(no subject)

Суббота. Новые стихи.
***
Ну надо же так буковки сплести,
Чтоб получилось праздничное слово.
"Июнь", - скажу. И повторяю снова:
"Июнь, июнь. Ну как тебя спасти?"
Как сделать, чтобы щебет не умолк,
Чтоб день сиял, сирень не осыпалась,
Чтоб я всегда в июне просыпалась,
Когда струится бирюзовый шёлк?
Не надо нас, ей-богу, муштровать,
Да знаю я про здешние порядки.
Я знаю: надо мчаться без оглядки
Отсюда прочь. А тянет пировать
И праздновать, и что-нибудь справлять,
И с тем, что живы, близких поздравлять.

***
Зарянка на ветке, герань на опушке -
И всё это, Боже, твои почеркушки.
Пока размышлял Ты о чём-то своём,
Ты куст набросал, засинил окоём.
И в этом пейзаже, что зыбок, непрочен,
Ты нас набросал невзначай, между прочим,
Небрежно, легко, не очнувшись от грёз.
А мы это приняли слишком всерьёз.
И наши вполне настоящие слёзки
Следы на Твоём оставляют наброске.

ИЗ ПРЕЖНИХ СТИХОВ:

***
Сколько напора и силы, и страсти
В малой пичуге невидимой масти,
Что распевает, над миром вися.
Слушает песню вселенная вся.
Слушает песню певца-одиночки,
Ту, что поют, уменьшаясь до точки,
Ту, что поют на дыханье одном,
На языке, для поющих родном,
Ту, что живёт в голубом небосводе
И погибает в земном переводе.
1987