Category: космос

(no subject)


* * *

А мама ко мне – своей маленькой дочке –

Врача позвала. Он часы на цепочке

Носил и хранил их в кармане жилетки.

О нём говорили, что доктор он редкий.

И я в его тёплых ладонях тонула…

Что время украло, то память вернула.

Вот эту картинку вернула мне ночью.

Цветная она, хоть изодрана в клочья.

                                                             2011

 

* * *

 

На планете беспредельной

Два окошка над котельной.

Это — дом давнишний мой.

 

В доме том жила ребенком.

Помню ромбы на клеенке.

Помню скатерть с бахромой.

 

Скинув валики с дивана,

Спать укладывали рано.

И в умолкнувшем дому

 

Где-то мыслями витала

И в косички заплетала

На скатерке бахрому.

 

Мне казались раем сущим

Гобеленовые кущи —

Пруд, кувшинки, камыши,

 

Где, изъеденные молью,

Меж кувшинок на приволье

Плыли лебеди в тиши.

 

Стало пылью, прахом, тленом

То, что было гобеленом

С лебедями. Но смотри —

 

По стеклу стучат ладошки.

А войдешь — стоят галошки

С байкой розовой внутри.

                                        1975

 


(no subject)

* * *

А Россия уроков своих никогда не учила,

Да и ран своих толком она никогда не лечила,

И любая из них воспаляется, кровоточит,

И обида грызет, и вина костью в горле торчит.

Новый век для России не стал ни эпохой, ни новью.

Матерится она и ярится, и кашляет кровью.

                                                                     2011

 

* * *

Было всё, что быть могло,

И во что нельзя поверить.

И какой же мерой мерить

Истину, добро и зло.

 

Кто бесстрашен - взаперти,

Кто на воле - страхом болен,

Хоть, казалось бы, и волен

Выбирать свои пути.

 

Свод бездонен голубой,

Но черны земли провалы,

Кратковременны привалы

Меж бездонностью любой.

 

Чёрных дыр не залатать.

Всяко было. Всё возможно.

Может, завтра в путь острожный

Пыль дорожную глотать.

 

Мой сынок, родная плоть,

Черенок, пустивший корни

Рядом с этой бездной чёрной,

Да хранит тебя Господь

 

От загула палачей,

От пинков и душегубки,

От кровавой мясорубки

Жути газовых печей.

 

Ты прости меня, прости,

Что тебя на свет явила.

И какая может сила

В смутный час тебя спасти.

 

Эти мысли душу жгут,

Точно одурь, сон мой тяжкий.

А в твоём - цветут ромашки.

Пусть же век они цветут.

                                      1974