Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

(no subject)

Суббота – новые стихи.
***
Существуют и те, кто о жизни высокого мнения,
Кто способен всегда отыскать в ней такие мгновения,
Что пылают вовсю, как осенней рябины огни,
Освещая собой даже самые чёрные дни.
Существуют и те, кто плодит эти праздники штучные,
Отыскав в темноте хоть какие-то средства подручные.
И не след с ними спорить, ругать их и опровергать.
Лучше вместо того, чтобы доводы их отвергать,
Посоветовать им заниматься уроками частными,
Чтоб делиться своим драгоценным уменьем с несчастными.

***
Что делать, ежели меня
К веселью мама приучила?
Она так весело лечила
От кори, коклюша меня.
Она варила мне бульон
И нос мой грела синим светом,
И сочиняла мне при этом
Сюжетов сказочных мильон.
Она была из редких мам.
Она такие знала штучки,
Что даже нищенской получки
Почти всегда хватало нам,
Чтоб в магазинчике крутом
Купить пирожное "картошка",
Сходить в кино, и чтоб немножко
Ещё осталось на потом.
.
***
Веду с собой переговоры,
Стараюсь обойтись без ссоры,
Стараюсь мирно их вести,
Стараюсь душу отвести,
Спросить про то, что накипело,
И почему давно не пела.

***
Жить надоело. Не хочу.
Да не пугайтесь. Я шучу.
А впрочем, я и в самом деле
Держать устала в чёрном теле
Тот призрак, что зовут душой.
У тела есть изъян большой:
Пока душа моя юнела,
В негодность приходило тело.
Душа рвалась куда-то ввысь,
А тело злилось: "Да уймись!"
Когда душе летать хотелось,
Шипело тело: "Извертелась.
Да успокойся. Ведь ни дня
Не проживёшь ты без меня.
Ну разве что в мирах небесных
Среди таких же бестелесных".

ИЗ ПРЕЖНИХ СТИХОВ:

***
Хоть бы памятку дали какую-то, что ли,
Научили бы как принимать
Эту горькую жизнь и как в случае боли
Эту боль побыстрее снимать.

Хоть бы дали инструкцию как обращаться
С этой жизнью, как справиться с ней –
Беспощадной и нежной – и как с ней прощаться
На исходе отпущенных дней.
1999

(no subject)

***
Учу школяра отвечать на вопрос -
На общий вон тот, специальный вот этот,
Использую свой отработанный метод,
Устроив с особым пристрастьем допрос.
"Ты кто?, - вопрошаю, - Откуда? Куда?
Когда и зачем ты пришёл?", - вопрошаю,
Чем сладостных тайн мирозданье лишаю,
Где "нет" так легко превращается в "да".
В английском вопросе порядок суров.
Коль ставишь вопрос, то следи за порядком.
Он строг и в ответе подробном иль кратком.
В нём нет столь нам близкого хаоса слов,
Дающего нам золотые права
Творить, лишь меняя местами слова.
18.01.2020

ИЗ ПРЕЖНИХ СТИХОВ:

* * *

УРОК АНГЛИЙСКОГО

А будущее все невероятней,
Его уже почти что не осталось,
А прошлое - оно все необъятней,
/Жила-была, вернее, жить пыталась/,
Все тащим за собой его и тащим,
Все чаще повторяем "был", чем "буду" ...
Не лучше ль толковать о настоящем:
Как убираю со стола посуду,
Хожу, гуляю, сплю, тружусь на ниве...
- На поле? - Нет, на ниве просвещенья:
Вот аглицкий глагол в инфинитиве -
- Скучает он и жаждет превращенья.
To stand - стоять. Глаголу не стоится,
Зеленая тоска стоять во фрунте,
Ему бы все меняться да струиться
Он улетит, ей-Богу, только дуньте.
А вот и крылья - shall и will - глядите,
Вот подхватили и несут далеко...
Летите, окрыленные, летите,
Гляжу во след, с тоскою вперив око
В те дали, в то немыслимое фьюче,
Которого предельно не хватает...
Учу словцу, которое летуче,
И временам, что вечно улетают.
1998

(no subject)

Суббота – новые стихи.
***
Душа от нежности болит,
Душа от счастья разрывается,
И сердце бедное шалит,
И это жизнью называется.
Синдром вот этот болевой
В ответ на каждое событие
Сигналит: "Ты живой, живой".
Вот драгоценное открытие!

***
То мнится, будто каждый миг
С небесной властью согласован
И так удачно расфасован,
Что в каждом есть небесный блик.
То вдруг возьмут и налетят
Те беспросветные мгновенья,
Что никакого одобренья
Небес не ждут и не хотят.
И, окружив меня собой,
Моё выкрикивают имя,
И, объявив себя моими,
Стать норовят моей судьбой.
Гляжу с тревогою вперёд
И жду, когда с небесной крыши
Слетят, одобренные свыше
Мгновенья, сладкие, как мёд.

***
Вошла куда-то не туда,
Совсем не те толкнула двери.
Тут чьи-то дряхлые года
И чьи-то свежие потери.
Я не готова хоронить,
Терять, оплакивать, прощаться.
По мне - живая жизни нить
Должна лучами освещаться.
Жизнь - не сенильный старичок,
Не тусклый день с закатом хмарым,
А лёгкий, звонкий каблучок,
Его цок-цок по тротуарам,
Ночь соловьиная без сна,
Любовного посланья строчки,
И ясноликая весна
В своей батистовой сорочке.

***
Я умею только жить,
Если что-нибудь умею.
Просыпаюсь и пьянею
От возможности кружить
В окружающей среде,
В ослепительном пространстве,
Приспособленном для странствий
Душ и тел невемо где.
И за эту благодать,
За счастливую возможность
Жить, изведав лёгкость, сложность,
Я готова жизнь отдать.

ИЗ ПРЕЖНИХ СТИХОВ:

***
Где ты тут, в пространстве белом?
Всех нас временем смывает,
Даже тех, кто занят делом –
Кровлю прочную свивает.
И бесшумно переходит
Всяк в иное измеренье,
Как бесшумно происходит
Тихой влаги испаренье,
Слух не тронув самый чуткий;
Незаметно и невнятно,
Как смещаются за сутки
Эти солнечные пятна.
Где ты, в снах своих и бденье?
В беспредельности пространства
Только видимость владенья,
Обладанья, постоянства.
1971

(no subject)

Суббота – новые стихи.
***
Ну а моё мировоззрение -
Слепая вера в миг прозрения,
Что мне поможет лаз найти,
Сквозь стену запросто пройти
И обнаружить очень кстати
Черты нездешней благодати,
Которую, чтоб увидать,
Не надо землю покидать.

***
О, Боже, сколько слёзной влаги
Содержит белый лист бумаги!
Верней, те строки, что на нём,
Возникнув ночью или днём,
Живут, обид своих не прячут,
Вздыхают, жалуются, плачут,
В себя вбирая слёз поток
Быстрей, чем носовой платок.
И, если снова слёзы душат,
Стихи придут и их осушат.

***
О, как я шлягеры люблю -
Те, что теплом сердец согреты.
Хитам, что петы-перепеты,
С улыбкой внемля, кайф ловлю.
И чем не шлягер жизнь сама:
Её неровности, коряги,
Подъёмы, спады - чем не шлягер,
Сводящий смертного с ума?
Её расхожие хиты,
Загадки с азбучной картинкой,
Что притворяются новинкой,
Любя рисовку и понты?
Я им готова подыграть,
Первопроходцем притвориться,
Как чудесам всему дивиться
И от восторга обмирать.

***
Нет, я не жалуюсь, но всё же
Придумай что-нибудь, о Боже,
Повеселей и поживей,
И сочных красок не жалей -
Таких, чтоб драл мороз по коже.
Но не от ужаса. Нет-нет.
А от того, что ярок цвет,
И все его оттенки ярки.
О, как нужны Твои подарки!
Особенно на склоне лет.

ИЗ ПРЕЖНИХ СТИХОВ:

***
Вторник, пятница, среда…
Жить-то надо — вот беда,
Дни недели обилетить,
Проводить, потом приветить,
После снова проводить,
С ними есть и с ними пить,
В их дождях-лучах купаться,
В их подробностях копаться,
Их дарами дорожить…
Ну, короче, надо жить
От восхода до восхода
И в любое время года.
Июнь 2001

(no subject)

***
Нас позабудут, а потом
Забудут тех, кто нас забудет,
И ветер те следы остудит,
Что вьются в мире обжитом.
Но вдруг когда-нибудь опять
Воскреснет сыгранная нота,
Заставив чуткого кого-то
Заплакать или просиять.

(no subject)

Суббота – новые стихи.
Про телячьи нежности.

***
На то и лист, чтоб трепетать,
На то и тень, чтоб колебаться,
На то и луч, чтоб улыбаться,
На то и утро, чтоб светать,
На то и тропка, чтобы всласть
Наизвиваться, нарезвиться,
На то и мы, чтоб устремиться
По ней и ИЗ виду пропасть.

***
Я раньше спешила, теперь не спешу.
Гуляю и воздухом свежим дышу.
Гуляю и с миром окрестным общаюсь,
С ним утром здороваюсь, к ночи прощаюсь.
Куда я спешила? Никак не пойму.
Куда торопилась? Зачем и к кому?
Куда и зачем, и к кому торопилась?
Я, видно, на светлые дали купилась.
А как поняла, что, мерцая, маня,
Пресветлые дали морочат меня,
Что день и сегодняшний полон свеченьем,
Я с бега на шаг перешла с облегченьем.

***
А любить эту жизнь можно только без памяти.
А иначе вы разве любить её станете?
Как любить её, помня, что слово "любить"
Так рифмуется дивно со словом "губить"?
Как любить её, помня, что жизнь - многоликая:
То она правдолюбец, то лгунья великая,
Что способна она изощрённо казнить
И при этом лазоревой далью дразнить,
Что цветы полевые, ромашки невинные
Покрывают собою поля её минные,
Что овраги её, где поют соловьи,
Знали хрипы и стоны, тонули в крови,
Что весеннее небо её акварельное
Безмятежно глядело на место расстрельное?
Можно ль жить, эту жизнь всей душою любя,
Памятуя о том, что она и тебя,
Что она и тебя извести не забудет
И к чему-то тебя непременно принудит.
А когда окончательно приговорит,
Как ни в чём не бывало, легко воспарит.

***
Я могла тыщу раз заразиться бедой,
Заразившись бедой, умереть молодой.
Тыщу раз я слезами могла подавиться
И парами свинцовой тоски отравиться.
Почему задержалась на этой земле,
Хоть кураж и азарт - было всё на нуле?
Почему не погибла и как излечилась?
Как остаться в живых у меня получилось?
Знаю только одно, что и в тусклый денёк
Разглядеть удавалось живой огонёк.
Он, мерцая, мешал мне во тьму погружаться,
Помогая на этой земле задержаться.

***
А нынче меня бурной радостью встретил
Весёлый и взбалмошный солнечный ветер,
Мороча меня, тормоша, теребя
И всё уверяя, что это любя,
Что это забавно, прикольно и круто,
Что нет на земле интересней маршрута,
Чем просто идти неизвестно куда,
Себе не давая большого труда
Подумать о том, не ведёт ли он в бездну.
И если я вдруг в этой бездне исчезну,
Коль рухну в неё с его лёгкой руки,
Всем бурным восторгам его вопреки,
Он скажет: губить её не собирался.
Мол, так получилось. Мол, я заигрался.

***
Да нет на свете мёртвой точки,
А есть в рояле молоточки,
Что позволяют звук родить,
А значит, позволяют жить
Под звуки Моцарта и Гайдна,
Внушая нам, что жизнь есть тайна,
А тайна - это глубина,
А в глубину я влюблена,
В бездонность, глубину, безмерность.
И если звук есть эфемерность,
То мнимость эта мне родней
Лишённых звука зримых дней.

------------------------------------
ПРО ТЕЛЯЧЬИ НЕЖНОСТИ

Виктор Пивоваров:
«... Есть одно интересное наблюдение. В разговорах художников, близких к концептуальному дискурсу, очень негативно, я бы даже сказал, с большим пренебрежением, говорилось о душе и душевности. А поскольку эмоции относятся к проявлениям души, то это считалось более низким жанром...
В моих работах всегда было место чувствам, и многие мои друзья смотрели на это неодобрительно: мол, низкие материи, не стоит их касаться...» (из интервью художника Алексею Мунипову).

Я понимаю, о чем он говорит. То же самое в литературе. В частности, в поэзии: эмоции - это моветон, атавизм, архаика и, да-да, низкий жанр.
Я люблю этого художника. И люблю как раз за то, за что его ругают коллеги - за сердечность, за душевное тепло, за живое чувство. Именно этим он отличается от своих друзей-концептуалистов. У Пивоварова тоже присутствует сюр, столь характерный для концептуалистов: голова может жить отдельно от туловища, нога может лететь по воздуху, дом - висеть между небом и землей, но все эти фантазии рождены самой, что ни на есть, реальной реальностью, которую он знает, любит и к которой относится с грустным юмором и веселой печалью. А без этих эмоций его картинки были бы просто бумагой или доской. Ничем, короче.

* * *
Телячьи нежности. Позор
Все эти нежности телячьи,
Все эти выходки ребячьи,
От умиленья влажный взор.

Спешу на звук твоих шагов,
Лечу к тебе и поневоле
Смеюсь от счастья. Не смешно ли
Так выходить из берегов?

Неужто столь необорим
Порыв в разумном человеке?
...Но не стыдились чувства греки,
Стыдился чувств брутальный Рим,

Который так и не дорос
До той возвышенной морали,
Когда от счастья умирали,
Топили горе в море слёз.
1985

Откровенный разговор

24.03.2019. Портал «Культура памяти».
Лариса Миллер - откровенный разговор // Сергей Шнуров, Арсений Тарковский, Андрей Тарковский, Резо Габриадзе и Рустам Хамдамов, Наталья Громова, Тамара Петкевич, любовь, образование в России, Алексеевская гимнастика, стихи из книги «Волшебный след»:

(no subject)

Суббота: новые стихи.
«Оживление в больничке»: ПРЕДВЫБОРНОЕ

***
Кто правдивее - ночь или день?
Кто правдивей - лучи или тени?
Ты наслушалась чьих откровений?
Ты поверила в чью дребедень?
"Правы все, - говорю, - ночь не врёт,
Бесконечную жизнь отрицая.
Прав и день, горячо восклицая,
Что живой никогда не умрёт".

***
Помилуй, Господи, меня
За поведение хорошее,
За то, что не могу ни дня
Прожить без слов и строчек крошева,
Их добывая из ночи,
Из тьмы, из блика предрассветного,
Из мигов, ясных, как лучи,
Из беспорядка несусветного.
Помилуй, Господи, молю,
За поведение примерное,
За то, что я, как Ты, люблю
Творенья дело эфемерное.

***
Пусть грядущее знает, что ты собираешься жить,
Пусть оно непременно тебя в свои планы включает,
Пусть оно тебя ждёт и с букетом сирени встречает,
Пусть не чает обнять и мечтает с тобою дружить.
Да и ты что-нибудь непременно наметь на четверг,
Судьбоносное что-то наметь на грядущую среду,
И пошли эсэмэску: мол, я на рассвете приеду,
И продолжу тот праздник, в который Господь меня вверг.

***
Столько чистого места - нетронутый лист.
Белоснежны поля белоснежной страницы.
Свежевыпавший снег, что немыслимо чист,
Серебрист и лучист, переходит границы.
И так страшно на белое поле ступить,
И так страшно уйти и следа не оставить,
И не знаю, о Господи, как поступить,
Где найти те слова, без которых представить
Невозможно сияния этих полей,
Где найти в целом свете, во всём мирозданье
Те слова, что их сделают только белей,
Целомудренней, чище, белей, первозданней.

***
Пусть всё дышит началом, началом,
Сквозняком беспардонным и шалым,
Талым снегом и льдистым ручьём,
Вешним днём, когда всё нипочём.
Пусть всё дышит кануном, кануном,
Чем-то свежим, восторженным, юным,
Первой почкой, нежнейшим пушком
И беспомощно пылким стишком.

***
Ну что там дальше по сюжету?
Скажите, я должна решить -
Не то продолжить жизнь вот эту,
Не то начать другую жить.
Ведь я вообще-то верю в чудо.
Коль впереди плохой конец,
Я в нём участвовать не буду,
Я по характеру творец.
Творец стишков цветных, воздушных,
Как ворох праздничных одежд.
Я не люблю сюжетов душных,
Не оставляющих надежд.
И потому, пока не поздно,
Бросаю клич: "Бежим! Атас!
Бежим всем скопом или розно,
Но так, чтоб не догнали нас".

***
Ну как же так? Я тоже здесь стояла.
Я, правда, временами воспаряла,
Но всё равно стояла в череду
За счастьем на ветру, на холоду,
И от стоянья уставали ножки.
Мне, маленькой, писали на ладошке
Карандашом чернильным номерок,
Который хоть под ливнем и промок,
Но всё равно пока ещё заметен,
Особенно на солнышке, при свете,
Которым нас успели одарить.
И, если кто-то станет говорить,
Что никогда меня в глаза не видел,
То на него не буду я в обиде,
А просто покажу чернильный след,
Который побледнел за столько лет
Иль предъявлю стишки, что сочиняла,
Пока за счастьем в череду стояла.

***
Хоть в этом мире смерть и водится,
Но всё равно к ней жизнь не сводится,
А сводится она к тому,
Что временами всё же сходится,
Сама не знаю почему,
Вопрос с ответом, сновидение
С необъяснимо лёгким бдением,
Начало робкое с концом,
А пролетевшее мгновение
С тем, что замыслено Творцом.

***
О, как я от Тебя завишу,
Господь, Ты дал мне стены, крышу.
Но стены, крышу, воздух, свет
Ты дал не до скончанья лет,
А лишь на срок. А что за сроки,
Ты не сказал, а я к мороке
Земной успела прикипеть
И даже кое-что воспеть.
И всё-таки мне так тревожно.
Ну отмени же, коль не сложно,
Любой предел, конец любой,
Скажи: "Ну ладно, Бог с тобой.
Пока душа парит и грезит,
Живи на свете сколько влезет".

***
А времени весёлый ластик
Легко сотрёт любой ужастик,
Легко, шутя сведёт на нет
Умалишённой жизни бред.
И вот уж ни резни, ни боли,
Ни мук людских. Лишь в чистом поле
Все дни с утра и др утра
Шальные шастают ветра,
Не донося ни слёз, ни вздоха.
Сие - ни хорошо, ни плохо,
А просто так заведено,
Что каждому отведено
Местечко в этом мирозданье:
Вот жил и был, и до свиданья,
Вот жил и был, и ни гу-гу.
А я смириться не могу
С подобным бытия устройством,
С его непостижимым свойством -
Из человека выпить кровь
Всю дочиста, и вся любовь.

***
Мне ничего не говорили,
Но почему-то мнится мне,
Что потому лишь дни парили,
И луч сиял в моём окне,
И потому лишь окружала
Меня небесная кайма,
Что я надежды подавала
На что - не ведаю сама.
Но, даже если не сумею
Надежд особых оправдать,
То те, которые имею,
Не перестану подавать
Тому, кто рад любому блику,
Чтоб, всколыхнувшись, просиять,
Кто счастья малую толику
Готов из рук моих принять.

------------------------

ПРЕДВЫБОРНОЕ

***
Оживление в больничке,
Поутру запели птички,
Принесли благую весть
К нам в палату номер шесть.
Весть о том, что скоро лето.
Скоро станет больше света,
Больше радости для глаз
Даже в Кащенко у нас.
Даже в нашем заведенье
Станет радостнее бденье
И еще бессвязней бред
Тех, кто солнышком согрет.
1994

(no subject)

Суббота: новые стихи.
Памяти Алексея Королева

***
А день покорно угасает,
И ни себя он не спасает,
Ни нас, живущих только им,
Живущих этим днём одним.
Уходит он и нас бросает.
А в общем-то, ему поклон
За то, что, угасая, он
С собою нас не забирает
И в одиночку умирает,
Земной досматривая сон.

***
Да я ведь тоже из местечка.
Хоть эта жизнь течёт, как речка,
К местечку я прикреплена.
Хоть речка, что быстра, длинна,
С собой уносит человечка,
Он всё равно навек пленён
Одним местечком и влюблён
В тот дом, дыханием согретый,
В тот клок земли, где явью этой
Он был впервые ослеплён.

***
Коль правде поглядеть в глаза,
То станет видно: бирюза
Небесная, что мной любима,
Там есть. И ничего помимо
Небес, чьи щедрые лучи
Я вижу даже и в ночи.

***
А вы владеете уловкой,
Чтоб в новый день нырнув с головкой,
Азартно бултыхаясь в нём,
При этом видеть окоём
Бескрайний, видеть ширь и дали,
Которые нам тоже дали?
Вы так умеете нырять,
Чтоб день текущий не терять,
День прошлый не давать в обиду
И вечность не терять из виду?

***
А я люблю любовь любую:
Немую, зрячую, слепую.
Любовь я всякую люблю.
Я только лишь по тем скорблю,
Кто не познал ни беззаветной
Любви, ни горькой безответной.

***
Попробуй отнестись всерьёз
К пути, что короток до слёз,
К летам, которые летают,
К мгновеньям, что мгновенно тают,
Ко дню, что вспыхнул и погас,
Короче, к миру, где без нас,
Зачем-то вздумавших родиться,
Прекрасно могут обходиться.

***
Всё трудно: и родиться, и расти,
Младенцем ползать и вставать на ножки,
И делать шаг по вьющейся дорожке,
Сжав мамин пальчик в розовой горсти,
И вырасти, и пальчик отпустить,
Вперёд рванувшись, вырваться на волю
И получить отмеренную долю
Всего, и ничего не упустить -
Ни даже мук остатнего пути,
Который только с помощью кого-то,
Кому возиться с нами есть охота,
Мы можем, поднатужившись, пройти.
Какое счастье, что не нам, не нам
Решать родиться или не родиться,
Что светлых дней и чёрных вереница -
Подарок щедрый наших пап и мам.

***
Говорить о конце? Много чести концу.
Снова утро, и луч прикоснулся к лицу.
Значит, самое время заняться рассветом
И сказать два весёлых словечка об этом -
Те, в которых, надев их на кончик луча,
Небеса нам бессмертье сулят сгоряча.

---------------------------------------

***
25.01.2018, «НГ – Ex libris»
«На поводу походки»
Памяти Алексея Королева
http://www.ng.ru/poetry/2018-01-25/14_920_korolev.html

(no subject)

Суббота: новые стихи.
20 декабря - 110-летие Тарковского в ЦДЛ

***
Если кто меня хватится, я ещё тут,
Где весною деревья волшебно цветут,
Где по осени листья, шурша, опадают,
Где бессонные души ночами рыдают
И рассветной зари, как спасения, ждут...
Ну короче, коль хватятся, я ещё тут.

***
Ночами не сплю? Значит, так мне и надо.
Не хочет Господь баловать своё чадо,
И, чадо своё не любя ублажать,
Без сна заставляет ночами лежать,
Ловя в тишине те особые звуки,
Которые неразличимы без муки,
Без муки, без горечи и без тоски.
И, ежели рвётся душа на куски,
То, значит, Всевышний в порыве мгновенном
Со мной поделился своим сокровенным.

***
Коль хочешь доброго совета,
То вот совет мой: потерпи.
Терпи до самого рассвета
И всё ж рассвет не торопи.
Терпи до вечера, до ночи,
А после снова до зари
Предутренней. Терпи, короче.
Не надо, не благодари.

***
За нас здесь многое решают:
Берут да и родных лишают,
Лишают света и тепла,
"Где юность?", - спросишь - "Истекла".
"Где тропка, что у ног лежала
И так манила?" - "Убежала".

***
Мой ангел - дитя. Может он заиграться
И вовсе забыть мне помочь перебраться
В день завтрашний из предыдущего дня.
"Мой ангел, - шепчу, - не забудь про меня.
Подай мне крыло, что умеет светиться,
Позволь мне, - шепчу, - за него ухватиться.
Коль в завтра манящее не попаду,
То в чёрной, как уголь, ночи пропаду".
Крыла ли шуршанье мне было ответом,
Иль ветер запутался перед рассветом
В цветных занавесках на мглистом окне?
Иль всё это только послышалось мне?

***
О Боже мой, кому легко?
Всем трудно.
Но жить - стремленье велико,
И чудно
Сияют небо и трава,
И росы...
Есть у меня, пока жива,
Вопросы.
Но те, кто мог ответ мне дать,
Их нету.
Выходит, некого призвать
К ответу
За ощутимый перевес
Мученья
И безучастное небес
Свеченье.

***
"А ты попробуй, поживи", -
Один поэт сказал когда-то, -
И чтоб с рассвета до заката,
И чтоб с волнением в крови.
Попробуй сутки напролёт
Так жить, чтоб каждый день, как вспышка.
А смерть? Что смерть? Ничто, ледышка,
Всё превращающая в лёд.

***
Жизнь - жуткая неженка.
Всё ей не так:
То свет слишком яркий,
То угольный мрак,
То слишком покойно,
То слишком тревожно.
С ней договориться
Совсем невозможно.
Измучает всех и себя изведёт,
А после возьмёт да и вовсе уйдёт.

***
Памяти Любы Ребельской.

Кто подтвердит, что я жила
И что росла я на Полянке,
И что зимой возила санки,
А по весне венки плела
Из одуванчиков? А их
В Замоскворечье было много.
Они желтели у порога.
Остался ль кто-нибудь в живых?
Еще хоть чья-то вьётся нить
Из населявших мир мой детский,
Из заходивших по-соседски
За солью или позвонить?
17 ноября 2017

***
Колодец памяти моей -
Он всё темней. Темней и глубже,
Хотя построен он из дней,
Прозрачных, как в апреле лужи,
Из дней, чьё небо отцвело,
Чья птичья стая промелькнула
И лишь на миг своё крыло
В дрожащий воздух окунула.

-------------------------
20 декабря, в среду, в 18-30 в Малом зале ЦДЛ (Москва, Б. Никитская, 53) –
вечер, завершающий год 110-летия Арсения Тарковского:
стихи поэта и песни на его стихи.
Вход свободный.