larmiller

Category:

Александр Радковский (16 февраля 1943 - 6 февраля 2021)


Трамвай.

Что нынче нам невмоготу мы не покажем вида.
Давай поедем, старый друг, до самых светлых вод,
До тихой рощи над рекой, той рощи, где обида,
Что нам знакома с давних пор, отшельницей живёт.

На дальней станции сойдём с прозрачного трамвая,
На той конечной кольцевой с названьем «Озерки».
Деревья тихо зашуршат, глазища раскрывая,
И мы засмотримся с тобой в зелёные зрачки.

Потом над речкой побредём песчаною тропою,
Пусть под подошвами хрустит младенческий ледок.
С пригорка женщина шагнёт навстречу нам с тобою
И запредельный ветерок вдруг обожжёт висок.

Не постаревшая ничуть, в бесхитростном наряде,
Она посмотрит нам в глаза, как некогда опять,
И мы, в глаза ей заглянув, попросим, бога ради,
Нам что-нибудь, хоть что-нибудь, как некогда, сыграть.

Она к берёзе отойдёт с застенчивой улыбкой
И палец поднесёт к губам: мол, хватит слов, молчок.
И станет тихо на земле, и вот тогда над скрипкой
Как птичье пёрышко взлетит, роняя звук, смычок.

Звук этот в землю упадёт, и там в земле растаяв,
Прозрачной рощею взойдёт над светлою водой,
Той тихой рощею, где мы почти что за хозяев,
И нам покажется, что мы оставлены бедой.

Что эта роща, этот звук сильней всего на свете,
И загорятся дерева омытые дождём…
Давай поедем, старый друг, подходит 33-ий,
Пустой единственный трамвай, которого не ждём.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded