larmiller (larmiller) wrote,
larmiller
larmiller

Categories:
***
О боже, как нужны отлучки!
Я полагаю, даже тучке,
Висящей в выси голубой,
Надоедает быть собой.
Она, как быть собой устанет,
Так то дождём, то снегом станет.
И я, изменчивость любя,
Мечтаю выйти из себя,
В кого-нибудь переселиться,
А лучше вовсе раствориться.

***
Ты даже не знаешь, как ты ослепительно счастлив,
Как мир к тебе добр, как день бесконечно участлив,
И, ночь пережив и оставшись на утро живой,
Ты, выйдя из дома, дорожкой идёшь звуковой,
Где птицы тебя в свои тайны легко посвящают,
Пейзажи тебя безо всякой натуги вмещают,
Коль шастает ветер, одежду твою теребя
И в спину толкая, так это он, точно, любя.
А ежели он приставаньем тебя донимает,
Так это он просто тебя за свою принимает.

***
Лишь музыка способна возвращать
Туда, куда не надо возвращаться,
И встречу с теми, с кем пришлось прощаться,
Лишь музыка способна обещать.
Лишь музыка способна приводить
В какое-то тревожное смятенье,
И тихую беседу с тихой тенью
Она одна способна заводить.
И, слушая томительный минор,
И музыке невольно подпевая,
Вдруг понимаю: боль моя живая
И тени те волнуют до сих пор.

***
Завидую шустрым, летучим, бегучим,
Завидую всем, кто хворобой не мучим,
Завидую белке, синице, грачу.
Я тоже так шастать по миру хочу,
Летать, перепрыгивать с ветки на ветку.
А мне вот приходится выпить таблетку,
Чтоб выйти на улицу и не упасть
И в гости к синицам и белкам попасть.

ИЗ ПРЕЖНИХ СТИХОВ:

***
Встань, Яшка, встань. Не умирай. Как можно!
Бесчеловечно это и безбожно,
Безжалостно ребёнком умирать.
Открой глаза и погляди на мать.
Ты погляди, что с матерью наделал.
Она твоё бесчувственное тело
Всё гладит и не сводит глаз с лица.
И волосы седые у отца.
Он поправляет на тебе рубашку
И повторяет: «Яшка, сын мой, Яшка».
И повторяет: «Яшка, мой сынок».
Гора цветов. Венок. Еще венок.
... Пришел ко мне смешливым второклашкой.
Нос вытирал дырявой промокашкой.
И мы с тобой учили «I and You»,
«I cry, I sing» – я плачу, я пою.
Как жить теперь на свете. Жить попробуй,
Когда вот-вот опустят крышку гроба,
В котором мальчик, давний ученик.
Его лицо исчезнет через миг.
И нет чудес. Но, Господи, покуда
Ещё не наросла сырая груда
Земли, не придавили снег и лёд,
Приди, вели: «Пусть встанет. Пусть идёт».
1979
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment