?

Log in

No account? Create an account

larmiller


Лариса Миллер "Стихи гуськом. Проза: о том, о сём"


Previous Entry Share Next Entry
(no subject)
larmiller
Книга «Золотая симфония» - проза, Аудиодиск – стихи.
«Откуда ты? / Как все – из мамы…» - читает автор:
http://larisamiller.ru/disk1_37.mp3

* * *
Откуда ты?
             Как все — из мамы,
Из темноты, из старой драмы,
Из счастья пополам с бедой,
Из анекдота с бородой.
Ну а куда?
             Туда куда–то,
Где все свежо: цветы и дата,
И снег, и ёлка в Новый год,
И кровь, и боль, и анекдот.

1996
Диск MP3 «Стихи. Проза. Музыка», скачать:
http://larisamiller.ru/audiokniga.html

ПРОЗА:

Кофта с пупырышками

Летом 59-то  года,  сдав экзамены за второй курс,  я должна была, как тогда полагалось, отработать месяц на стройке. Уезжала рано утром, возвращалась вечером. Лето было жарким, дорога длинной. Сперва я ехала в душных переполненных вагонах метро до Сокола, потом не то автобусом, не то трамваем,  потом долго шла. Однажды утром с недосыпу попыталась подняться на эскалаторе,  идущем вниз.  Спасибо кто-то вовремя оттащил меня,  ухватив за ворот. С собой я всегда возила книжку Луначарского о киносценариях и бутерброды.  Книжку так  и  не  прочла,  а  бутерброды раздавала однокурсникам,  предпочитая деликатесы,  которые приносила с собой Валька Боганова:  тонкие ломтики  поджаренного  хлеба  с  икрой, красной рыбой или яичницей с помидорами.
Все утро мы поглядывали на часы в  ожидании  обеда,  а  когда  он оставался позади,  скисали и считали минуты до отбоя. "Нервная работа, - приговаривала моя однокурсница Зойка, - целый день под движущимся краном". "Майна, вира", - эти крики мне уже снились по ночам.
Нам, студентам, поручали разное: что-то подмести, что-то поднести, что-то покрасить. Когда работы не было, я усаживалась в сторонке и открывала своего Луначарского. И зачем я возила с собой эту нудную  книгу?  Сдается мне, причина была одна: я надеялась привлечь внимание однокурсника,  который в ту пору занимал все мои мысли. Вдруг заметит какую умную книгу я читаю.
С нами, студентами,  любили  поболтать  работающие  на   стройке тётеньки и молодые  девицы.  Одна из них предложила погадать нам.  Мы с радостью согласились. Я оказалась первой. "Прижми ладонь к стене", - скомандовала  она.  Я  послушалась.  "Замужем?" - спросила гадальщица. "Нет", - ответила я. "Вот на стенку и лезешь", - заключила она. Девчонки, ждущие своей очереди, разочарованно похихикали и разошлись.
  Мы все с нетерпением ждали,  когда кончится  трудовой  месяц  или хотя  бы  рабочая  неделя.  "Суббота,  суббота,  хороший вечерок".  По субботам нас отпускали пораньше.  Когда я вернулась в  ту  злополучную субботу домой,  мама и отчим накрывали на стол,  собираясь обедать.  Я едва держалась на ногах от усталости и страшно хотела есть.  "Ну,  что сегодня было?" - задала мама свой обычный вопрос.  "Ничего особенного. Все как всегда".  "А почему ты не переоделась?" - спросил отчим, когда я села за стол. "Есть хочу". "Ну, деточка, так нельзя, - настаивал он, - на стройке  грязь,  пыль.  Надо  переодеться.  Кстати,  ты,  кажется уезжала  в  кофте.  Где  она?".  Я  бросилась  к  сумке.  В  ней  лежал Луначарский и остатки завтрака.  Кофты не было. "Наверное, забыла в раздевалке", - упавшим голосом призналась я. "Придется срочно ехать", - решительно заявил отчим.  "Когда?  Сейчас?" - с ужасом  спросила  я. "Конечно, сейчас, срочно.  Немецкая кофта, прекрасная, дорогая. Я же просил умолял не брать ее с собой. Просил, умолял, - горячился отчим, - но ты ведь не желаешь слушать". Мама пыталась уговорить его дать мне поесть, а уж потом решать, что делать. Но он был непреклонен: "Какой обед?  Конец рабочего дня. Завтра воскресенье. В понедельник кофты не будет. Или ехать сейчас, или попрощаться с ней навсегда". "Я устала", - слабо сопротивлялась я.  "Но, деточка, я же просил, умолял...".
Конца фразы я уже не услышала. Резко поднявшись, я  направилась  к  двери. Из-за  слез  я  плохо  различала дорогу,  все ту же постылую дорогу до метро,  на метро,  от метро...  "Но там ведь никого уже нет, - подумала я, - и корпус, в котором раздевалка, наверняка уже заперт.  Зачем я притащилась?". Когда я входила на стройку мне навстречу  шли  рабочие. Кое-кто уже был навеселе. Один парень, чье лицо мне было знакомо, шутливо спросил: "Решила сверхурочно поработать?". Но,  приглядевшись, переменил тон: "Да ты никак плачешь. Что случилось-то?".  "Я кофту здесь забыла". "И что, из-за этого притащилась из дома? В понедельник взяла бы", - резонно заметил он. "Да  нет. Мне велели сегодня".  "Что,  если не найдешь, заругают?". Я кивнула.  "Ну и предки у тебя.  А где кофта-то?". "В пятом корпусе в раздевалке на четвертом этаже". "Да корпус-то закрыт, - пробормотал он и, заметив проходившую мимо девицу,  крикнул, - Ваську крановщика  не  видала?". Она покачала головой. "Жди меня здесь",  - приказал парень и убежал.  Через некоторое время вернулся с тем, кого звали Васькой.  "Ну, что, красавица, будем кофту доставать?" - спросил он.  Я молча смотрела на них обоих, не представляя, что они собираются делать.  "Повезло, окна открыты", - сказал Васька, взглянув наверх. Он полез в кабину крана, а Петька (так звали того, кто первым  вызвался мне  помочь)  ухватился за крюк.  "Вира!" - крикнул он.  Не веря своим глазам,  я смотрела как Петька поднимается все выше и выше. "Стоп!, - он  поравнялся  с  четвертым  этажом,  -  Давай ближе,  ближе,  стоп!". Отцепившись, Петька шагнул на подоконник и скрылся в раздевалке. Через некоторое  время вновь появился в окне,  держа в руках какую-то кофту. "Эта?" - крикнул он.  "Нет!" - ответила я. "Эта?", "Нет!", "Эта? Эта?". Я уже  готова  была  согласиться на любую, лишь бы он прекратил поиски. "Моя - пёстрая  с  пупырышками".  "С  чем?" -  не  расслышал  он. "С пупырышками!", "С крылышками?", "Да нет, с пупырышками!". Господи! Дались мне эти пупырышки. Зачем я про них сказала?! "Эта?" - крикнул он, размахивая моей кофтой. "Да-а-а-а!" - заорала  я не свои голосом. Засунув за пазуху кофту, Петька снова прицепился к крану, скомандовал "Майна!" и поплыл вниз. "Ну чего ты теперь-то ревешь?" - спросил он, вручая мне кофту. "Спасибо вам, - всхлипывала я, - и вам спасибо... большое.  Я вам так...". "Да ладно, чего там. Привет предкам", - сказал Петька, и они с Васькой направились к выходу. Я двинулась за ними.
Едва я вошла в комнату, мама и отчим рванулись мне навстречу. "Боже мой, девочка, - виновато причитала мама, - как тебе удалось ее найти?  Ну садись, ешь скорее. Ты ведь так устала!". "Вот умница, вот умница, - повторял отчим, хлеб будешь?" Он отрезал кусок хлеба и густо намазал его маслом.  "Ну, ешь, ешь. Слава Богу, нашла кофту. Больше никогда не бери ее с собой. Такая кофта! Немецкая, чистая шерсть!"
--------------------                                                                                  
Из книги «Золотая симфония»
М.: «Время», 2008
http://larisamiller.ru/zolsimkniga.html

  • 1
Спасибо Вам большое, дорогая Лариса!

Спасибо за искренность! Мне очень нравятся и ваши стихи, и ваша проза.

  • 1