?

Log in

No account? Create an account

larmiller


Лариса Миллер "Стихи гуськом. Проза: о том, о сём"


(no subject)
larmiller
Суббота – новые стихи.
Год назад не стало Тамары Петкевич

***
С каждым вновь пришедшим днём
Договариваться надо,
Находить красоты в нём,
Восклицая: "Как я рада,
Как я рада, милый день,
Что пришёл, не поленился,
Не стоишь, как глупый пень,
А ветвями поклонился".
Коль подход к нему найти,
Не гнушаясь этим делом,
То, добрея по пути,
День твой чёрный станет белым.


***
Под ногами крутИться и взрослым мешать…
Как же можно нас этого счастья лишать?
Вот бы, сделавшись вновь малолеткой,
Снова жить рядом с толстой соседкой,
Кипятящей в немыслимом баке бельё.
О какое волшебное было жильё!
Дни мои чудеса мне сулили.
Ну зачем меня переселили?
Ну зачем мне добавили возраст и рост,
И отправили близких моих на погост,
Упразднили пресветлые дали,
Дом разрушили, век поменяли?


***
А я, гуляя где-то между
Дерев, беру с собой надежду,
Которая шустра, легка,
От истины недалека.
А истина лишь в том, что надо,
Гуляя в пору листопада
И размышляя о судьбе,
Держать надежду при себе,
Ей бесконечно доверяя,
Её вовеки не теряя
И помня, что когда-нибудь
Она меня в последний путь,
Поскольку всюду рядом ходит,
В последний путь меня проводит.


***
Беспечной и неогорчённой,
С душой ещё неотягчённой
Ничем, никем - пожить бы так,
И, как начищенный пятак,
Сиять навстречу золочёной
Листве, не думая о том,
Что с нею станется потом,
Что станется со всеми нами,
С какими будем мы ветрами
Лететь то розно, то гуртом.


***
Мнится, будто головой
Отвечаю я за это
Поле с жухлою травой,
Небо с проблеском рассвета,
За воздушную среду,
За дорожки звуковые
И за то, как на пруду
Пляшут капли дождевые.
Мнится, что за каждый блик,
Лист, что вынужден скитаться,
Я должна в какой-то миг
Перед небом отчитаться.

---------------------------------

Год со дня смерти Тамары Владиславовны Петкевич
(29.03.1920 – 18.10.2017).


Побудьте еще, я вас очень прошу…

Автор документального фильма "Дольше жизни" Дарья Виолина очень точно сказала: "Для меня люди делятся на тех, кто читал Петкевич, и кто не читал, а значит, и не узнал чего-то важного о жизни". Я уверена, что Дарья имеет в виду не событийную сторону жизни (ведь о ГУЛАГе написано немало невероятно сильных книг), а саму личность автора и его взаимоотношения с судьбой и миром. Именно это делает книгу уникальной.

Послушайте, как читатели рассказывают о своем опыте чтения книги "Жизнь -сапожок непарный". Многие говорят так: "Я не сразу стал читать. Ведь я уже читал и Солженицына, и Шаламова. Но когда открыл, то не смог оторваться". И наверняка не из-за особого сюжета, а из-за особого, ни на кого не похожего голоса, которым говорит Тамара Петкевич. Читая книгу, я то и дело ловила себя на том, что мне хочется вернуться и перечитать тот или иной абзац - до того он удивительно ярко написан. Я даже чувствовала некоторую неловкость из-за этого. Ведь автор пишет о непостижимых, невыносимых вещах, о том, что в голове не укладывается. Уместно ли обращать внимание на стиль, на язык, на построение фразы? Не цинизм ли это? Но если говорить об уникальности книги, то уникальна она именно личностью автора, его взаимоотношениями с жизнью, что проявляется именно в языке, в выборе слов, в построении фразы, в интонации.

У пианистов существует термин "туше". Это присущий каждому способ звукоизвлечения, свойственное ему одному прикосновение к ноте, к клавише. Этот термин, по-моему, приложим к каждому. У каждого свой способ звукоизвлечения, свой способ прикосновения к ткани жизни. Мне бесконечно близко то, как это делает Петкевич: искренность, открытость и при этом целомудрие и чистота. Абсолютная естественность каждого жеста, каждого движения души. Она и не заботилась об этом. У нее само так получалось, потому что естественность, искренность, целомудрие - это ее суть, которой она ни разу, несмотря на непостижимую жуть, то и дело ее настигающую, не изменила.

Да, жизнь сбивала ее с ног, лишала всяческой опоры, она проваливалась в такой мрак, из которого, казалось, не выбраться. Но кто-то свыше протягивал ей руку, и она вставала на ноги. Не сразу, постепенно, с большим трудом. И почему-то ей снова, каким-то чудом, удавалось увидеть всю палитру жизни, включая светлые тона. Вот этот свет, который не исчезает со страниц книги, - это и есть особое туше Тамары Владиславовны. Ведь она не просто выжила там, где выжить почти нельзя, она сохранила себя той, какой была задумана Господом Богом. Она не только не утратила способность различать цвета и краски, но даже развила ее. Шкала ценностей Т.В. осталась неизменной. А возможно, стала еще точнее.

Чтобы в любых условиях видеть жизнь во всем ее многообразии нужна зоркость. Это именно то, чем в избытке обладала Петкевич. Зоркость, чуткость, умение расслышать "призывы бытия" и откликнуться на них так, как свойственно именно ей: умно, точно, талантливо. На каком бы нищенском пайке ни был человек, он выживет и даже внутренне обогатится, если обладает свойствами Тамары Владиславовны. Именно это и делает книгу уникальной и не похожей ни на какие другие, написанные о тех же годах и о том же страшном опыте. Она где-то пишет, что, несмотря ни на какие ужасы, часто ловила себя на том, что любуется царящей вокруг красотой. По молодости, наверное, - говорит она. Да, молодость помогала пережить все это. Но не только молодость. Еще и то туше, которое было свойственно этой женщине. Потому она и любила стихотворение, которое я ей посвятила:

И в черные годы блестели снега,
И в черные годы пестрели луга,
И птицы весенние пели,
И вешние страсти кипели.
Когда под конвоем невинных вели,
Деревья вишневые нежно цвели,
Качались озерные воды
В те черные, черные годы.

Я всегда чувствовала особое родство с Тамарой. Владиславовной. И то, что мы родились с ней в один день, только его усиливало. Она была чуть моложе моих родителей. И мне так хотелось продлить ее пребывание на этой земле. Ведь мир намного краше в присутствии таких людей. Даже если они немолоды и немощны. Еще одно посвященное ей стихотворение:

Побудьте ещё, я вас очень прошу,
Побудьте ещё, драгоценные люди.
Я знаю, что вас умоляю о чуде,
Но верой в него я с рожденья грешу.

Постойте, родные мои старики,
Постойте. Пока вы живёте на свете,
Мы - ваши любимые малые дети
В одёжках, которые нам велики.

18 октября 2018 г.
Лариса Миллер

Заявление о выходе из "Русского ПЕН-центра"
larmiller
13.10.2018
В Исполком Российского отделения
Международного ПЕН-клуба
«Российские ПЕН-центр»

От Ларисы Миллер
Членский билет № 116


Я, Миллер Лариса Емельяновна, член Русского ПЕН-центра с 1992 года, заявляю о своем выходе из Русского ПЕН-центра в связи с неприемлемыми для меня позицией и фразеологией руководства Русского ПЕН-центра.
Так в недавнем Заявлении Русского ПЕН-центра, критикующем доклад «Международного ПЕН-клуба», «ПЕН-Москва» и «ПЕН Санкт-Петербурга» «Жесткое подавление свободы слова в России в 2012-2018 гг.», говорится:
«со сладострастием шельмуя», «русофобские высказывания», «можно обливать помоями бывшую Родину». Можно не продолжать. Это знакомый стиль пропагандистских доносов еще сталинских времен.

Мне бесконечно жаль, что действующее руководство Русского ПЕН-центра погубило столь уважаемую организацию.
«У меня с советской властью стилистические разногласия», - говорил Андрей Синявский. Стилистика действующего руководства Русского ПЕН-центра для меня неприемлема, поэтому я заявляю о выходе из его состава.

Миллер Л.Е.
larmiller1940@mail.ru

(no subject)
larmiller
Суббота – новые стихи.

***
Я, вроде, с мгновения глаз не сводила,
И всё же оно от меня уходило.
И хоть я в любви объяснялась ему, -
Оно уходило. Куда? Не пойму.
Мгновенье со мной так легко расставалось
И лишь на мгновенье со мной оставалось,
Пытаясь к разлукам меня приучить.
А я всё пыталась его приручить.
И терпим, и терпим мы с ним неудачу:
Оно улетает, а я чуть не плачу.


***
Мне говорят: "Держись, держись".
За что держаться
Не говорят. За даль? За высь?
К чему прижаться?
К дождю, что любит ворожить,
К листу, который
Готов по воздуху кружить,
Служа опорой
Лишь для того, кому она
Нужна едва ли,
Кому опорой - высь без дна,
Без края дали.


***
Не умею я верить в плохое,
В безнадёжное время глухое.
Не могу я поверить никак
В беспросветный безвылазный мрак.
Но зато ненасытно и жадно
Я внимаю всему, что отрадно,
И в листве, что летит поперёк,
Ясно вижу на счастье намёк.
И от веры, что чудо случится,
Я никак не могу излечиться,
Хоть судьба мне суёт целый куль
Не гостинцев, а горьких пилюль.


***
Я живу с познавательной целью
И всерьёз озабочена щелью
Между твердью небесной, земной,
Где без устали летом, зимой
Предаюсь и трудам, и безделью.
Курс младенца пройдя и юнца,
И, надеясь дойти до конца,
Проживаю я возраст преклонный,
Изучая его неуклонно,
Всесторонне, с изнанки, с лица,
Так, как будто, когда изучу
Жизнь земную, то шанс получу
В тот период, в то время вернуться,
Что успело мне так приглянуться,
Что остаться я в нём захочу.


***
Судьба, ты зря взялась мне тыкать,
Ты зря взялась мной помыкать.
Ведь я пришла не горе мыкать,
Пришла я счастью помогать.
Его в лицо никто не знает,
Его никто не узнаёт,
Его толкают и пинают,
Оно идёт себе, поёт.
То вдруг прикинется картиной
С небесной синевой густой,
То вдруг прикинется рутиной
И повседневностью простой,
Где ран сердечных не наносят,
Где день течёт себе рекой,
А тот, кого о жизни спросят,
Помянет волю и покой.


***
И что ни слово, то б/у,
То бывшее в употреблении
Словцо, которым про судьбу
Пишу и про души томленье.
Использую лишь вторсырьё
Для достиженья этой цели,
Всего лишь ветошь и старьё,
Хоть всё свежо, как свет в апреле.
Ну что поделать? Жизнь сама
Бывает крайне заурядна,
Хотя и сводит нас с ума,
Несясь куда-то безоглядно,
Хватая прямо на бегу
И то, и сё, и звёзды с неба,
О чём поведать не могу
Без речевого ширпотреба.

(no subject)
larmiller
Суббота – новые стихи.
Видеозапись вечера в Музее Пастернака

***
А ты с собой поговори,
Проснувшись в ранний час зари.
Поговори с собой неспешно
Про то, что всё не так кромешно,
Про то, что плюсы есть во всём,
И крест, который мы несём, -
Он не всегда так сильно давит.
Ну кто ещё тебя направит
На верный путь? Ну кто ещё
Сумеет столь же горячо
Поговорить о том, об этом
С тобой? Помочь тебе советом.
Ну кто, подробности любя,
Тебя спасёт, опричь тебя?


***
Алели листья и пылали,
А в результате низко пали.
Лежат прибитые дождём...
О Господи, чего мы ждём?
Чего мы ждём, о Боже, Боже?
Неужто мы хотим того же?
И не пора ль найти иной
Какой-то выход неземной,
Чтоб с места лишь затем сниматься,
Чтоб выше, выше подниматься?


***
Всё может рухнуть. Даже небеса.
Вон облака уже меняют краски,
И как в какой-то жутковатой сказке,
Уже меняют птицы голоса.
Всё повод для панических атак,
И спрашивает жизнь меня глумливо:
«Ну разве я не хороша на диво?
Ведь я умею так, умею сяк,
Ведь я умею всех в себя влюбить
И тех гнобить, кого в себя влюбила,
И, без труда сведя их всех в могилу,
Платок, от слёз намокший, теребить».


***
Надо сладко засыпать
И с рассветом просыпаться.
Надо всё от жизни брать,
В чистом золоте купаться, -
В том, которого полно
В эту пору листопада
И без всяких-яких "но"
Жизни радоваться надо,
Принимать её как есть
И, терпя её запреты,
Грубо в душу к ней не лезть,
Чтобы выведать секреты.


***
Очернительством жизнь занялась,
Малевать чёрной краской взялась
Каждый день свой, любое мгновенье,
Будто нет на земле вдохновенья,
И заря ещё не занялась.
И малюет похожий на бред
Свой убийственный автопортрет,
Громоздя на погибель потерю,
И кричу я: "Не верю, не верю,
Погляди, за окошком рассвет".


***
А тот, кто грустен, - прав во всём:
Мы в самом деле крест несём
Весьма тяжёлый.
Но мы ребёночка пасём,
А он весёлый.
А он за мячиком бегом
Спешит, смеясь. Он прав кругом,
Он всех мудрее.
И листья падают гуртом,
Светясь и рдея,
И ярким видом веселя
Того, кого пока земля
Покорно носит,
И кто готов начать с нуля,
Коль вдруг попросят,
Поскольку, хоть и тяжек крест,
Но мы других не знаем мест,
Где на рассвете
Нас будят птичий гам окрест,
Лучи и дети.

----------------------------
Видео вечера Ларисы Миллер
в Доме-музее Б.Л. Пастернака 30 сентября 2018 г.
Съемка и размещение Елены и Владимира Моргачевых:
https://youtu.be/aYXXfW7ftNA

(no subject)
larmiller
Суббота – новые стихи.
Завтра, 30 сентября, в Музее Пастернака

***
И, видя эту жизнь насквозь,
Скажу: с ней надо осторожно,
И жить на белом свете можно,
Лишь полагаясь на авось.
Поосторожней надо с ней
И ускользающей, и зыбкой,
И было бы большой ошибкой
Искать в ней что-то попрочней.
Её ручательств не прошу,
И векселей не домогаюсь,
И лишь на воздух полагаюсь,
Которым с жадностью дышу.


***
Ну а скоро осенняя темень накатит.
Право слово, с меня этой темени хватит.
Но в ответ говорят: "Не тебе здесь решать,
Что дарить и чего тебя надо лишать.
Твоё дело - со вздохом - мол, ну и погодка -
Принимать то, что есть, и смиренно и кротко.
Твоё дело - во всём небесам доверять,
По погоде одеться и в темень нырять".


***
Ничего тут не поделать.
Только разве что подделать
Божью роспись, чтоб иметь
Разрешение не делать
Ничего земного впредь;
Чтоб иметь Его расписку
В том, что Он добавил к списку,
К перечню небесных тел
Нас с тобой, поскольку риску
Подвергать нас не хотел.
Не хотел земной нам доли,
Где так много разной боли,
Разных хворостей и бед,
Где лишь ветру, ветру в поле
Горя мала, дела нет.


***
На что-то надо опереться.
О, как мне хочется втереться
В доверие к текущим дням,
К их облетающим огням,
Которыми нельзя согреться.
О, как мне надо быть своей
Для этих усечённых дней,
Ночей, что набирают силу,
Ветров, что еле упросила
Не рвать столь жадно лист с ветвей.


***
А праздники всегда печальны.
Весёлых праздников и нет.
И за права свои отчаянно
Воюет с мороком рассвет.
И пробивается с усильем
К лучам весенняя трава.
Воюют с тупости засильем
Необходимые слова.
Смех пробивается сквозь слёзы,
Как первоцвет сквозь мёрзлый грунт.
И жизнь сражается с угрозой
Для жизни с первых же секунд.


***
Живу я во времени, вечно летящем.
Не в прошлом, не в будущем, лишь в настоящем.
Летящем из света куда-то во мглу.
Вон блики его у меня на полу,
Вон тени его серебрятся на стенке.
Его и не силюсь подвергнуть оценке.
Откуда я знаю, какое оно,
Когда только это мне время дано?
Когда лишь оно на рассвете разбудит?
Лишь это дано и другого не будет.
А это - оно норовит уходить,
И, значит, не время с ним счёты сводить,
А время - его и жалеть и тетешкать,
Беречь его всячески. Жить и не мешкать.


***
Не заморачивайся бытом.
Оставь окно своё открытым
Всему, что может захотеть
В него однажды залететь, -
Будь это шмель, будь это ветер.
Здесь всё летает, ты заметил?
И даже ты, когда кряхтишь,
С трудом ступая, ты летишь.
И дни, которые влачатся
И медлят, норовят умчаться.


***
Бежали дни. Пока бежали,
Внезапно так подорожали,
Так сильно возросли в цене
Неведомо по чьей вине,
Что стали просто дефицитом,
С трудом у вечности добытым.
И, прижимая день к груди,
Ему шепчу: "Не уходи".
А день, лучом своим играя
И прямо на глазах сгорая,
И угасая на виду,
Шепнул в ответ: "Увы, уйду.
Хоть жаль с тобою расставаться,
Уйду. Счастливо оставаться".


***
А белый день так ярко жил,
Что он мне голову вскружил
И убедил неосторожно,
Что можно жить и даже можно,
Коль спросят: "Счастлива?", "О да", -
Сказать, не дав себе труда,
Не дав себе труда при этом
Всерьёз подумать над ответом.


***
Я не профи. Я просто любитель
Этой жизни земной. Просто житель,
Обыватель вполне рядовой,
Я живу этой жизнью живой,
Населяю земную обитель.
Я любитель. Я лишь дилетант.
Если что и могу, то диктант,
Еле слышную Божью диктовку
Записать, проявляя сноровку,
Ну а может быть даже талант.


***
Уж ежели чем запасаться, то только терпеньем.
Едва ли мы можем спасаться одним вдохновеньем.
Так много терпения требует жизнь на земле,
Что день пережит, а терпенье уже на нуле.
Лишь день пережит, а терпенье уже истощилось.
Сама не пойму, как до вечера я дотащилась.
А надо суметь ещё долгую ночь пережить,
И так с этим справиться, чтобы рассвет заслужить.

----------------------------
«В рифму говоренье». Вечер Ларисы Миллер
в Доме-музее Б.Л. Пастернака
30 сентября 2018 г. в 16:00

***
И лишь в последний день творенья
Возникло в рифму говоренье,
Когда Господь на дело рук
Своих взглянул, и в нем запело
Вдруг что–то, будто бы задело
Струну в душе, запело вдруг,
Затрепетало и зажглось,
И все слова, что жили розно, —
«О Господи», — взмолились слезно, —
«О сделай так, чтоб все сошлось,
Слилось, сплелось». И с той поры
Трепещет рифма, точно пламя,
Рожденное двумя словами
В разгар Божественной игры.

Переделкино, ул. Павленко, 3
+7 499 934-51-75
https://goslitmuz.ru/poster/7376/

(no subject)
larmiller
Суббота – новые стихи.
30 сентября в Музее Пастернака

***
Проснулась и лежу, гадая,
Откуда эта молодая,
Живая музыка взялась,
Которая рекой лилась.
Не то она извне проникла,
Не то она во мне возникла.


***
Так хочется с жизнью во всём соглашаться,
Но не получается не сокрушаться
О том, что никем она не дорожит,
А лишь без оглядки бежит и бежит,
А только бежит и бежит без оглядки,
Крича на ходу: "Догоняйте, ребятки".


***
И слышу я, как время плещется.
Нет-нет, мне это не мерещится.
Я слышу время ночью, днём,
Да и сама плескаюсь в нём,
Гляжу, как брызги разлетаются,
Как современники купаются:
Тот плавал плавно, без рывков,
А тот нырнул - и был таков.


***
Я к жизни так сильно за жизнь привязалась,
Что я бы и дальше за ней увязалась,
Пошла бы сквозь цепь ослепительных дней,
Но вряд ли сумею угнаться за ней,
Привыкшей лететь на больших оборотах
И не тормозить на крутых поворотах.


***
Никаких человеческих сил
На земные дела не хватает.
Вот бы знать, как другой выносил
Осень жизни, где поздно светает,
Осень жизни, что всё оголить,
Обнулить постоянно грозится.
Почему он не жаждет свалить
Прочь с земли, а живёт, не боится.
Изо всех существующих книг
Ту читаю с особенной страстью,
Где про то, как осилил сей миг
Мой товарищ по трудному счастью.


***
Посмотрела в окно и в окне увидала
Всё, что я за окном увидать ожидала.
В мире зыбком привычный пейзаж увидать -
Есть большая удача, почти благодать.
Да к тому же и я оказалась на месте.
Вот какие почти небывалые вести:
В мирозданье, где жизнь в чьих-то тайных перстах,
Вдруг проснувшись, увидеть, что всё на местах.


***
Кто не любит природу, он чем утешается?
Он же главной поддержки навеки лишается.
Кто поможет ему, если он закручинится?
Кто его утешать, не задумавшись, кинется?
Кто ему объяснит, коль он станет тревожиться,
Что тревога его в восемь строчек уложится -
В восемь строк, что нашепчет трава шелестящая
И подскажет листва, с тихой кроны летящая?


***
Зачем живу? Чтоб убедиться,
Что всё же стоило родиться.
Но вот который уж рассвет
Я не способна дать ответ.
Как погляжу назад сквозь дымку -
Там "да" и "нет" сидят в обнимку.
Вперёд взгляну - там "нет" и "да"
Так дружат - не разлей вода.
"Да", - слышу я, а лучший кореш
"Нет", - говорит. И не поспоришь.


***
Какое несчастье, что счастье невечно,
Что мы на земле не живём бесконечно,
И если хоть что-то дано нам навек,
То времени, времени, времени бег,
То времени бег и мгновенья летучесть.
Наверное, тем и грустна наша участь,
Что только начнём что-нибудь затевать,
Как тут же спешат нас куда-то девать,
Секундную стрелку подносят нам к носу.
А мы полагали, что нету нам сносу,
И что безразмерна сия благодать.
А нам вдруг регламент велят соблюдать.


***
А пока я доносила
Злые мысли до страницы,
Фраза: "Всё невыносимо"
Превратилась в щебет птицы.
Тихий возглас: "Вот досада,
Бесполезны все усилья",
Превратился в гущу сада,
Где мелькают птичьи крылья.
Все печали и тревоги,
Треволнения и страхи
Превратились по дороге
В распростёртых крыльев взмахи.
Причитанья - всё, мол, тщетно,
Жизнь - скитание без цели -
Встрепенулись незаметно,
Поднялись и улетели.

----------------------------

«В рифму говоренье». Вечер Ларисы Миллер
в Доме-музее Б.Л. Пастернака
30 сентября 2018 г. в 16:00
Переделкино, ул. Павленко, 3
+7 499 934-51-75
https://goslitmuz.ru/poster/7376/

(no subject)
larmiller
Суббота – новые стихи.
30 сентября в Музее Пастернака

***
Люблю тебя, малютка "вдруг".
Во времена, что всё тревожней,
Нет никого тебя надёжней,
Ты - мой первейший самый друг.
В районе вечной мерзлоты,
Где с бездной тесное соседство,
Едва ли есть другое средство,
Чем то, какое знаешь ты:
Пытаясь избежать таран,
В последний миг рванув стоп-кран.


***
А мне увидеть довелось,
Как в мире счастье завелось.
Оно легко перемещалось
И полсекунды помещалось
В дрожащей капле дождевой,
В летучей музыке живой
Дождя. А после мне помстилось
Оно в мой дом переместилось
И юркнуло, но - вот беда -
Я не заметила куда.


***
Ну сколько можно убиваться?
Давайте лучше упиваться
Хоть чем-то, что пленяет здесь.
Не оглашаю список весь.
Пусть каждый выберет, что хочет.
Ведь жизнь не только ножик точит,
Она и счастье нам куёт
И заскучать нам не даёт,
То безнадёгой убивая,
То с нами вместе уповая.


***
Ах, Диккенс, твой уютен мир.
Любой. И даже криминальный,
И даже нищенский, подвальный,
Где персонаж уютно сир.

Твоя отходчива судьба,
Твои доходчивы уроки,
Любые лечатся пороки
И богатеет голытьба.

В твоём дому, где сквозняки,
Где света и тепла нехватка,
Всё время чудится, что сладко
Трещат в камине угольки.


***
А с днём, который наступил,
Необходимо срочно спеться,
Необходимо притереться
К нему, чтоб он мне уступил
Местечко, с коего смогу
Увидеть все его секреты,
Все свойства, чёрточки, приметы,
Что не заметны на бегу.
Таким пронять его словцом,
Чтоб он вдруг взял и раскололся
И чтобы мною обзавёлся
Ну как доверенным лицом,
Что вхоже в каждый Божий миг
Едва заметный, как в тайник.


***
Я свидетель того, как немыслимо жить,
И об этом пытаюсь я песню сложить.
Впрочем, нет. Моя песня совсем не об этом.
Моя песня о том, как спасаюсь я светом,
Хоть и он не надёжен, легко подведёт.
Не заметишь его, он возьмёт и уйдёт.
Ублажать его надо и холить, и нежить,
И тогда он мне будет безропотно брезжить.


***
О, как должно волшебно житься
Жуку, что любит копошиться
В густой траве, в кусте дремучем,
Шмелю, что смолоду приучен
В кустарнике, росой омытом,
Жить вдохновенным следопытом;
Тому, кто в веке суматошном
Готов с вниманием дотошным.
Забыв себя, со страстью пылкой
Глядеть на лист с его прожилкой.


***
Люблю и прозу и стихи,
Но чистый лист люблю я больше.
Он и счастливее и горше
Всей этой зримой чепухи.
Он не толкует ни о чём,
Он только грезит, только грезит,
Он может грезить сколько влезет,
Поскольку время ни при чём.
Оно не мчалось, не плелось,
Оно ещё не началось.


***
Всё детство слышала вопрос:
"Кем хочешь быть?" А я не знала.
Годов мне было слишком мало,
А разных планов целый воз.
Коль нынче спросят, то скажу:
Хочу быть только исключеньем
Из жёстких правил, за значеньем
Которых с ужасом слежу.
О, как мне хочется не лезть
Буквально ни в какие рамки,
Став снова девочкой в панамке,
Которой пять, а, может, шесть.
Тем существом счастливым стать,
Которое опять в начале,
Которое в большой печали,
Когда укладывают спать,
И говорят: "Глаза закрой!",
А в доме гости, пир горой.


***
А я оказалась совсем не готова
К тому, что со мной обойдутся сурово,
К тому, что и я постарею, как все,
И больше не буду в цвету и красе.
Неужто совсем никого не колышет,
Что жизнь меня скоро возьмёт да и спишет,
Что даже мой ангел - пришелец с небес -
Ко мне потеряет живой интерес?
Что даже моей драгоценнейшей музе
Придёт вдруг на ум обозвать меня лузер?
Неужто не скажет никто: "Ерунда!
Да бросьте, она ещё так молода,
Она только-только на землю ступила
И к жизни минуту назад приступила"?


***
А лето, пролив столько дивного света
На мир этот дольний, ушло от ответа
И мне не сказало совсем ничего,
Когда задержаться просила его.
Когда же я просьбу свою повторила,
Оно лишь улыбкой меня одарило.
Молчанием просьбу мою обходя,
Осыпало листьями чуть погодя.

----------------------------

«В рифму говоренье». Вечер Ларисы Миллер
в Доме-музее Б.Л. Пастернака
30 сентября 2018 г. в 16:00
Переделкино, ул. Павленко, 3
+7 499 934-51-75
https://goslitmuz.ru/poster/7376/

(no subject)
larmiller
Суббота – новые стихи.
30 сентября в Музее Пастернака

***
Жизнь - дорогое удовольствие:
Плати за скромное довольствие
И за навЕс над головой.
Плати, плати, пока живой.
И ты живёшь, живёшь и тратишься,
И всё же вряд ли ты расплатишься,
И вряд ли что-нибудь вернут
Из тех богатств, что тратишь тут.


***
Я так потрясена всем тем, что я узрела,
Что срочно рассказать вдруг надобность назрела.
И вот делюсь, делюсь - зачем, сама не знаю, -
Оттенками небес над головой и с краю,
Делюсь, не знаю с кем, тенями и лучами,
Пугая божий мир горячими речами.
А стоит замолчать - доносится до слуха,
Как рядом говорят то горячо, то глухо,
Про бликов и теней неслышимые пляски,
Про скоротечность дней немыслимой окраски.


***
Чем обеспечена всегда, так это белым,
Как лист бумаги, белым днём и странным делом -
Попыткой густо населить сие пространство,
В столь странном деле проявляя постоянство.
И терпит день мои мгновенные пометки,
Бросая взгляд то чуть рассеянный, то меткий
На текст летучий. И в него внося поправки,
Меняет шорохи листвы на шелест травки,
И ветер, дующий с реки, на ветер с поля,
И жизнь страданью вопреки на жизнь без боли.


***
Небесный свод - куда он клонит?
И что на нас вот-вот уронит:
Большую каплю или луч,
Или от рая звонкий ключ?


***
У жизни новый фаворит,
У времени другая пассия,
Ну а душа моя парит,
На то не требуя согласия.
Не мой готовит время взлёт
И не со мной сегодня носится.
А у меня душа поёт,
И на бумагу строчка просится.
Стишок восторженный строчу
Про дни мои, росой омытые.
Теряя голову, лечу
В объятия, не мне раскрытые.


***
Птица пролетела, яблоко упало...
Я на всё на это так давно запала,
Так давно запала я на всё на это...
Снова провожаю гаснущее лето,
Яблоко и птицу взглядом провожаю,
Проводив их взглядом, дальше продолжаю
Путь, ажурной тенью и лучом мощённый,
И небесной сенью щедро освещённый.


***
Есть хорошие слова,
Но они сидят без дела.
Я сказать бы их хотела,
Но на них нужны права.
В самом деле, как скажу:
"Боже мой, какое счастье!",
Если я, опричь напастей,
Ничего не нахожу.
Ну а вдруг потоком дней
Белых, чёрных жизнь снабдила,
Чтоб всегда я находила
Повод радоваться ей.


***
Жизнь моя, ты меня в своё завтра возьмёшь?
Ты мне в завтрашнем мире местечко займёшь?
Ты мне дашь, жизнь моя, своё честное слово,
Что поможешь мне выйти из мрака ночного?
Верю я, что и завтра тебе пригожусь,
Потому что роднёй я тебе прихожусь:
Ты живая, и я, как ты видишь, живая,
Ты живёшь, за живое живых задевая,
Вот и я, вот и я открываю тетрадь,
Чтобы ближнего, дальнего за душу брать.


***
А где же будущее светлое,
В котором прячется заветное?
Проснулась утром, - хвать-похвать, -
А будущего не видать.
Есть лишь мгновение текущее,
Всему живому столь присущее -
Вместилище насущных нужд,
Которому безумно чужд
Туманный мир надежд и чаяний.
Есть от чего придти в отчаянье.
Но, как сказал любимый мной
Поэт, - ведь это, как домой
Прийти. Ведь это - возвращение,
Спустя года коловращения.


***
Кто-то вновь не увидит, как нынче светает.
К сожалению, света на всех не хватает.
Не хватает пространства и жизненных вех,
И манящих, сверкающих далей на всех.
К сожалению, мир к нам любви не питает
И совсем не боится навек потерять.
Разве можно такому ему доверять?
Так давай, мой родной, мы возьмём в свои руки
Эту жизнь и, пытаясь избегнуть разлуки,
Будем, за руки взявшись, в день новый нырять.


***
Поверь, небосвод, в основном, голубой,
А тьма, что сгустилась, - лишь временный сбой,
Лишь временный сбой в повседневной программе,
Согласно которой луч солнца на раме
Оконной вибрировать призван судьбой.
Не мрак нам назначен, а светлый денёк,
Не темень глухая, а только тенёк,
Не морок, а только тенёк и прохлада
В спасительных зарослях летнего сада.
Да то ли ещё для нас мир приберёг.

--------------------
«В рифму говоренье». Вечер Ларисы Миллер
в Доме-музее Б.Л. Пастернака
30 сентября 2018 г. в 16:00
Переделкино, ул. Павленко, 3
+7 499 934-51-75
https://goslitmuz.ru/poster/7376/

(no subject)
larmiller
Суббота – новые стихи.
30 сентября в Музее Пастернака

***
А нынче вновь Творенья день,
День ковки собственного счастья.
Проснулся? Встань, прими участье,
В иголку ниточку продень.
Хоть сутки будешь хлопотать, -
Творенья акт не завершится,
Ты создал мир, а он крошится,
Необходимо подлатать.
Не понимаю, как в семь дней
Сумел Создатель уложиться,
И кто из нас сумел прижиться
Промеж небесных двух огней?
Творенье - это маета,
Мытарство, каторга, рутина,
Незавершённая картина:
То свет не тот, то тьма не та.


***
Но чтобы я могла с тоской своей бороться,
Мне надо понимать, откуда что берётся,
И как прозрачным днём, лучистым и погожим,
На пятачке земном, на райский сад похожем,
В рассветной тишине тоска вдруг возникает
И застит белый свет, и в душу проникает.
"Откуда ты?", - шепчу. И слышу: "Как откуда?
А разве боль и гнёт прогнали прочь отсюда?
А разве на земле, куда нас заманили,
Погибель и беду, и муку отменили?", -
"Но жить-то, жить-то как?", - "Ах, жить тебе охота?
Моя забота - мрак, а свет - твоя забота".


***
Я забежала на минутку,
Чтоб сообщить, что не на шутку
Влюбилась в эту круговерть,
В небесный свод, в земную твердь,
И очень рада промежутку
Меж твердью тутошней и той,
Откуда родом золотой
И беззаботный луч небесный,
Что превращает путь наш крестный
В Рай Божий с дивной быстротой.


***
И воцарится мрак в моём лесу нагом.
И воцарится мрак, и будет он кромешным.
Давай поговорим о чём-нибудь другом,
О чём-нибудь другом, о чём-нибудь утешном.
День полон тишиной, и паутины нить
Дрожит, посеребрив тропу мою земную.
Давай, родимый мой, не будем говорить,
Не будем говорить на тему столь больную -
Про то, что срок придёт, и ветер оголит
И рощицу, и лес, и в них поселит муку,
Не будем говорить про душу, что болит,
И что он нам сулит - тот сон, который в руку.


***
А в роли дымки, в роли флёра -
Немного высохшая флора.
Листва, увядшая чуть-чуть,
Красиво застит жизни суть.
И луг, покрытый травкой квёлой,
Куда волшебней сути голой.
Захочешь до неё дойти,
На куст наткнёшься по пути,
Чей лист в ветра влюблён до дрожи,
Что смыслов всяческих дороже.


***
Надо только с бессмертными крепко дружить,
Надо только с бессмертными тесно якшаться,
И тогда тебе будет привольно дышаться,
И тогда с лёгким сердцем получится жить.
Надо только с бессмертными дружбу водить,
И не будет нужды провожать и прощаться,
И не будет никто никуда возвращаться,
Потому что не будет никто уходить.


***
Как хорошо, что можно причитать
И что слова для этого найдутся,
И, если на судьбу решу я дуться,
То столько слов найду - не сосчитать.
Они с утра пораньше тут как тут,
От них с утра пораньше нет отбою.
Коль разобраться вздумаю с судьбою,
Уверена - слова не подведут,
И мне позволят с ней поговорить
И запустить в неё словечком метким.
А за владенье этим даром редким
Подскажут, как её благодарить.


***
Под небесною лепниной
Будем жить с хорошей миной.
Ведь при всяческой игре
Свет с небес идёт лавиной,
Если лето на дворе.
Даже если игры плохи,
Всё равно при каждом вдохе
Тщимся жизнь переиграть
И храним надежды крохи
Никогда не умирать,
Веря, что у тех, кто свыше,
Кто, живя на зыбкой крыше,
Лепит чудо-облака,
Нас прогнать из нашей ниши
Не поднимется рука.


***
И всё равно я бессловесна.
Жизнь так страшна и так чудесна,
И каждый миг так юн и стар,
Что пропадает речи дар.
И столько пятниц на неделе,
Что только скажешь: "Я у цели!",
Как видишь: цель-то далека,
Вернее, нет её пока.

----------------------------

«В рифму говоренье». Вечер Ларисы Миллер
в Доме-музее Б.Л. Пастернака
30 сентября 2018 г. в 16:00
Переделкино, ул. Павленко, 3
+7 499 934-51-75
https://goslitmuz.ru/poster/7376/

(no subject)
larmiller
Суббота – новые стихи.
Отклик на стихи

***
Я жива только с лёгкой руки
То ли дня, то ли светлого лета,
То ли музы, ютящейся где-то,
То ли призрачной первой строки, -
Той, что ищет подобных себе,
Предаваясь волшбе, ворожбе.


***
Если счастья и нет, то уж точно есть память о счастье,
Как есть память о днях и погожих, и ясных в ненастье,
Как есть память зимой о нарядном стремительном лете,
Как объятые тьмой долго помнят о яростном свете,
Как усохшая твердь помнит спелый, налившийся колос,
Как о радости петь помнит тенор, утративший голос.


***
Какое счастье, Боже, Боже,
Что мы в круги земные вхожи,
Что мы здесь вроде бы свои.
Да и воздушные слои
Нас, как своих, встречают тоже.
Никто не пялится на нас,
Ведь мы же здесь не первый раз,
Не первый день и не последний.
Вон наши тапочки в передней,
В гостиной - старенький палас.
А там, где он слегка облез,
Гуляет луч, упав с небес.


***
Я вижу неба все оттенки,
Поскольку нет четвёртой стенки
В моём дому. Коль стенки нет,
То, значит, есть и тьма и свет,
И облаков густые пенки.
Но так порой охота мне,
Чтоб застил коврик на стене
И этот мрак неумолимый,
И этот свет неуловимый,
И небо в заревом огне.


***
Едва проснусь, раздвину шторы, -
Вступаю с днём в переговоры:
Мол, какова повестка дня,
Какие виды на меня.
Да и у дня ко мне вопросы:
Зачем на мир гляжу я косо?
Как день хочу я провести,
Проснувшись около шести?
И не хочу ль в одно мгновенье
Ему испортить настроенье?
И, чтобы так не поступать,
Не лучше ль мне ещё поспать?


***
Да, чудо есть. Чудес несметности,
Но нету допуска к секретности
Ни у тебя, ни у меня,
Чтоб просочиться к чуду дня.
Но главное - оно имеется.
Вон даже краешек виднеется.


***
Я полагала - мы летали,
А оказалось нас считали.
Нас сосчитали и учли,
И даже сон наш нам зачли.
Я полагала - мы на воле,
А оказалось - с нами в доле
Не ширь ветвящихся дорог,
А неизбежность, фатум, рок.
Я полагала - мы в начале,
А оказалось, - нас домчали,
И кто-то всё мотал на ус,
Пока мы жили в царстве муз
Непредсказуемом и шатком,
Где ветер шарит по тетрадкам.


***
А тьмы предстоящей не надо бояться.
Возможно, там тоже загадки таятся.
Возможно, там тоже живут чудеса.
Недаром ведь души хотят в небеса,
Недаром там звёзды ночами роятся.
Возможно, там мир красоты неземной,
Какой-то нездешней, какой-то иной,
Но тоже достойной любви, вдохновенья.
И я бы спешила туда в нетерпеньи,
Но если бы знала, что выбор за мной.


***
Я честно признаюсь, что пользуюсь подсказкой:
Мне шепчут небеса, какой писать их краской
И дождик мне твердит, какой эпитет ценит,
Как лужу описать, которую он вспенит,
И утро те слова роняет на страницу,
В которых лик его точнее отразится.
А если о себе рискну писать, то ляжет
На лист лишь слово то, что мне Господь подскажет,
Которому видней, откуда столько света
И сколько чёрных дней бывает у поэта.


***
Я потеряла радость жизни.
Нашедшего прошу вернуть.
Ведь без неё бессмыслен путь,
И жизнь проходит, как на тризне.
Нашедших отблагодарю.
И если мне вернут зарю
С её сияньем сумасшедшим,
Я ею поделюсь с нашедшим
И с ним в обнимку воспарю.


***
По небесам, лучам и птицам,
И прочим сладостным крупицам
Мы можем всё-таки судить,
Чем райский мир нас мог снабдить,
Чем мы в раю могли разжиться.
И нынче, населяя наш
Мир, переживший тьму пропаж
И катастроф, мы сплошь да рядом
Лишь тем спасаемся, что взглядом
Цепляемся за сей мираж.

--------------------------------
24.08.2018 Юрий Самодуров, «Сочетания слов»:
https://echo.msk.ru/blog/samodurov/2263380-echo/